Интервью

«Boiler Room в Киеве возможен, но действительно ли он нам настолько нужен?»

—Игорь Глушко

Евгения Устинова

Евгения Устинова,

29 февраля

Игорь Глушко

За останні кілька років у сфері електронної клубної культури Києва відбувся надзвичайний сплеск. Стількох цікавих подій, фестивалів, привозів ми не бачили вже давно і поки все вказує на те, що це тільки початок. 7 березня рік існування святкує серія вечірок Rhythm Büro. Це буде вже третій на її рахунку захід з мегапотужним лайн-апом. Такт поговорив з одним із організаторів та ідеологів Rhythm Büro Ігорем Глушко.

Ігор Глушко — особистість без якої карта видатних електронних івентів столиці останніх років була би далеко не повною. Букінг-агент, клубний промоутер, організатор вечірок формацій Addicted і Rhythm Büro, ді-джей, резидент СХЕМА та Closer.

Від останньої вечірки Addicted яка відбулась у грудні 2013 року, не дивлячись на буремну ситуацію в Києві, до першої вечірки Rhythm Büro минуло майже 2 роки. Розкажи, чи є Rhythm Büro продовженням Addicted, чи це абсолютно новий проект.

Addicted и Rhythm Büro — совершенно разные проекты, в которых участвуют разные люди, за исключением меня. Addicted был детищем пяти ди-джеев и одного вижуал-артиста, и мы делали вечеринки в клубах; Rhythm Büro же проходит только в стихийных локациях и полностью организовывается тремя людьми: Сашей Павленко (Sunchase), Верой Логданиди (Vera Sue) и мной. Получается, что Rhythm Büro — это симбиоз людей с разными бэкграундами, но схожими в нынешнее время музыкальными увлечениями. Проводить параллели между двумя этими начинаниями не совсем правильно, так как Addicted уже канул в лету, а Rhythm Büro только собирается праздновать год существования. Надеюсь, что это лишь начало увлекательного пути — скажем так, в том числе и результат моего двухлетнего молчания между двумя проектами.

Я лично общался с туристами из Западной Европы, которые сюда приезжали именно ради вечеринок… в их понимании Киев уже не находится на клубной периферии…

За останні 2-3 роки клубне життя Києва, можна сказати, змінилось кардинально. Безліч цікавих привозів, чи не кожні вихідні – фестиваль електронної музики, з’являються нові місця й формати клубних тусовок, українські музиканти видаються на топових закордонних лейблах, їздять у світові тури. Все частіше Київ порівнюють із Берліном. На твою думку, чи є під таким порівнянням твердий ґрунт. Чи далеко нам до звання одного з основних чек-поїнтів для клаберів та виконавців з Європи і світу.

Сравнения с Берлином похвальны, но от них веет каким-то дешевым клише. Я свято верю в то, что каждый город и каждая локация по-своему оригинальны и интересны. Нам не обязательно быть именно Берлином. Почему бы не быть немного Амстердамом, немного Стокгольмом или немного Сан-Франциско? Ну и самими собой, конечно же. Основная схожесть с Берлином в том, что подъем клубной сферы произошел на фоне падения уровня жизни в целом и связанного с этим «освобождения» многих локаций, которые можно теперь использовать для вечеринок. Только в Берлине это случилось после падения Стены и объединения двух частей города, а в Киеве это является следствием революции, войны и финансового кризиса в Украине. Мне кажется, что у Киева большой потенциал: здесь недорого, люди готовы тусить и хотят это делать, в конце концов даже какая-никакая сцена уже появилась. Даже помимо вечеринок в Closer и ивентов Cxema и Rhythm Büro в городе постоянно что-то происходит. Это вечеринки, концерты, культурные мероприятия — все куда-то явно движется. Я лично общался с туристами из Западной Европы, которые сюда приезжали именно ради вечеринок, а еще явно присутствует интерес от людей из России и Польши. В их понимании Киев уже не находится на клубной периферии, это уже состоявшийся в этом плане город.

Открытие новых громких проектов, по моему мнению, зависит от трех ключевых факторов: умения, желания и денежных ресурсов. Это не высшая математика, просто нужно не бояться что-то делать и пробовать новое.

Твоя вичерпна стаття про рейв наркотики і Closer вийшла на свіжовідкритому в Росії MixMag. На твою думку, чи можемо ми у найближчому майбутньому розраховувати на подібні масштабні відкриття. Йдеться не лише про топові видання про електронну музику, але й вечірки формату Boiler Room, фести типу Sonar, виступи зірок на кшталт Royksopp чи Disclosure.

Открытие новых громких проектов, по моему мнению, зависит от трех ключевых факторов: умения, желания и денежных ресурсов. Это не высшая математика, просто нужно не бояться что-то делать и пробовать новое. К примеру, в России Mixmag запустили ребята, которые до этого десяток лет вели «неофициальную» российскую версию журнала — то есть у них уже есть солидный опыт и понимание связанных с этим процессов. Большие проекты не появляются просто так, стихийно — для этого нужны толковые люди «на местах». В Киеве, как мне кажется, они уже есть, вопрос упирается только в наличие трех факторов, о которых я говорил выше. Думаю, это вопрос времени.

А еще я считаю, что громкий бренд — это не всегда знак качества. Конечно, вероятность того, что уровень проекта будет высочайшим, если ты работаешь с уже утвердившимся именем, экспоненциально стремится вверх; но не надо это рассматривать как аксиому. Часто интересные начинания имеют место как следствие новой и оригинальной идеи, не обязательно идти по уже проторенному пути. Все, что я хочу сказать — Boiler Room в Киеве возможен, но действительно ли он нам настолько нужен?

…самой благоприятной средой для творческих активностей является та, где происходит коммуникация и кооперация между разными участниками сцены. Когда все между собой общаются, дают фидбеки и уважительно относятся друг к другу…

12735826_578907568940857_563697021_nОкрім пожвавлення клубного життя за останні роки приємно виросла кількість українських електронних музикантів. Як ти оцінюєш якість українського електронного продукту? В яких проектах бачиш потенціал?

Я всегда считал, что музыка не должна иметь паспорта. Я стараюсь расценивать музыкантов исключительно с точки зрения качества их музыки – мне не настолько важно, написал ее человек из Боярки или Бангкока. Тем не менее, за последнее время в Украине действительно появляется все больше и больше качественной электронной музыки. Потенциал есть у всех людей, кто пробует что-то делать — рамок как таковых не существует, но самой благоприятной средой для творческих активностей является, все же, та, где происходит коммуникация и кооперация между разными участниками сцены. Когда все между собой общаются, дают фидбеки и уважительно относятся друг к другу — мне кажется, в Берлине и Амстердаме, к примеру, это именно так. Если у тебя в городе есть крутые рекордшопы, влиятельное букинг-агентство, хорошие клубы и множество талантливых артистов, неизбежно, что они рано или поздно начнут друг с другом взаимодействовать и, как следствие, приносить друг другу пользу. Возможно, все они существуют как раз по той причине, что живут в такой интересной среде — все это двухсторонний процесс, как ни крути. В Украине же все еще есть разделение на отдельные тусовки, хотя это тоже уже начинает меняться. Мы недавно обсуждали эту тему с DJ Borys. В свое время мы все: я в составе Addicted, он в рамках проекта Zhiguli и Noizar со своим Wicked Bass делали вечеринки в «Хлебе», но при этом не общались и даже, вроде бы, не были знакомы. Теперь мы можем ходить друг к другу в гости и играть бек-ту-бек в одном лайн-апе. Как по мне, это хорошая перемена.

…украинский промоутер не плохой по определению, просто он еще находится на начальной стадии развития.

Чимало українських електронних музикантів знаходять більше зацікавлення своєю музикою й краще продаються за кордоном ніж вдома. На твою думку, чому це так?

Вопрос исключительно в том, что за рубежом уже существует зрелая индустрия вокруг электронной музыки. Ты можешь не быть ди-джеем или продюсером, но твоя компания, к примеру, оказывает промо-услуги для них или, скажем, занимается вопросами твоих гастрольных путешествий. Все это работает, как часы — не нужно ничего изобретать. Так же функционируют и клубы: если у нас еще есть необходимость тратить силы на ненужные вещи вроде борьбы с Ильей Кивой или полюбовным решением вопросов с пожарными, то в странах, где эта индустрия существует давно, все внимание уделено другим задачам. Например, поиску новых имен, которые смогут удивить искушенную публику, присытившуюся ежемесячными выступлениями Джефа Миллза и Бена Клока.

10306167_353117991564537_5725038965325613139_n

Я могу сказать с высоты своего опыта букинг-агента: если я продаю артиста за рубеж, то это одновременно приносит и в десяток раз больше денег, и сулит меньшей нервотрепкой, чем при работе с украинским промоутером. Не потому что украинский промоутер плохой по определению, просто он еще находится на начальной стадии развития. Самый примитивный пример: я могу назвать условный гонорар XXXX Евро, и промоутер из Европы сразу же поймет, что я имею в виду — просто в силу того, что это стандарт, по которому он работает уже много лет. Наш соотечественник скорее всего спросит, почему он должен платить комиссию агенту, и зачем это вообще нужно. Хотя, опять же, изменения все-таки происходят и сейчас, хотя бы в рамках Киева решение многих вопросов проходит на автомате, без лишних телодвижений.

Кого з наших музикантів ти б без вагань порадив слухати друзям і колегам із закордону.

Если говорить о тех, кто пишет музыку, то в голове сразу всплывают имена Etapp Kyle, Vakula, Stanislav Tolkachev, Woo York, SE62, Subforms. Плюс постепенно появляются и новые имена: Recid, Voин Oruwu и Wulffius, к примеру, или мои партнеры по Rhythm Büro, Na Nich и Vero — в скором времени вы услышите от них несколько очень толковых работ.

Еще хочу сказать, что в Украине достаточно качественных диджеев, которые не пишут музыку, но играют на уровне европейских звезд. У нас почему-то принято преуменьшать заслуги своих земляков, но некоторые киевские ребята по уровню уже ушли очень высоко.

Читай также:

«Музыка — это эмоции, запечатленные в нотах и звуках», —2Sleepy

5 марта

«Sorrow Leads To Salvation — что-то вроде моего личного дневника, который я не стесняюсь публиковать», —Слава Пакалин, Sorrow Leads to Salvation

2 апреля

«Мы стараемся придерживаться принципа — do it yourself», —Антон Покровский, Zelmershead

21 сентября

«Более счастлив тот, кто не привязывается к результатам своего труда.» —Андрей Уваров, Ultra Vague Recordings

20 марта

Вышел альбом Strukturator — antifonation.

2 марта

  • polyester123

    какой всплеск – регрес
    вспомните пат начала 2010 и гостей

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"