Интервью/Плейграунд

«Из энтропии творится музыка»,

— Петр Чернявский

Алексей Андрущенко

Алексей Андрущенко,

16 апреля

I66A5969copy

Петр Чернявский — независимый музыкант-мультиинструменталист. Список проектов, с которыми он сотрудничал, впечатляет: Земфира, Ночные Снайперы, Esthetic Education, Океан Эльзы,  Брюссель, Fleur, The Uchpochmack, Stacey Dogs, Million Kopek… Не так давно он начал уделять все больше и больше внимания и сил своему сольному проекту Peter And The Wolves, что вылилось в запись нескольких песен (работа над новыми песнями идет своим чередом).

Мы узнали больше у Петра о его сольном проекте, о его музыкальных вкусах, об увлечении панк-роком, об украинских молодых группах и о многом другом.

Здравствуйте, Петр! Для начала хотелось бы расспросить вас о вашем проекте Peter And The Wolves.  Первый трек появился в записи где-то год назад. Когда появилась идея создания проекта и придумались первые песни?

Здравствуйте. Уже довольно давно я почувствовал необходимость хотя бы иногда самостоятельно определять рамки своей музыкальной деятельности, а не вписываться в созданные когда-то, кем-то и для кого-то другого. Некоторое время до этого просто не доходили руки, иногда даже посидеть несколько дней в тишине и собраться с мыслями не было возможности. Чуть больше года тому назад факторы сошлись, и в тесной компании друзей я начал наигрывать несколько первых песен будущего проекта. Какие-то из них, набросанные в самолетах и гостиничных номерах, терпеливо ждали своего часа, какие-то были написаны прямо тогда же. Название пришло вслед за этим.

Никто из присутствующих не горел желанием делать «просто ещё одну группу». Хотелось скорее какого-то подобия передвижной лаборатории, которая будет искать и находить – через работу над музыкальным материалом – новые студийные техники, образные ряды, звуковой и визуальный язык, неожиданные связки исполнителей, стараясь не забывать при этом об удовольствии от работы. Проект «Петя и волки» – это, в большой степени, путешествие по искусству.

«Петя и волк» – симфоническая детская сказка. Скажите, как складывались ваши отношения с симфонической музыкой? 

Конечно, как и у многих, «классическая классика» (от условного Генделя и до, скажем, Шопена и Грига) у меня с самого раннего детства на подкорке, где-то между Жюль Верном и капитаном Врунгелем. Из того периода, собственно, музыки помню не так уж и много – тему на флейте из Орфея и Эвридики, Маленькую ночную серенаду, да литографию на пластинке Шуберта в очках, наводившую на меня страх и трепет. Как только были прослушаны первые рок-группы, мне, разумеется, стало совсем не до классики. Вторая волна увлечения академической музыкой была более обстоятельной и остаётся такой. Где-то под рукой всегда есть Шнитке, Губайдуллина, Пярт, из музыкантов – Горовиц, Гульд, Кронос-квартет. Двадцатый век, одним словом. Этим ребятам было и есть о чем рассказать.

То, что у проекта отсутствует страничка в соцсети Вконтакте, название и лирика — англоязычные, дает основания предположить, что вы ориентируетесь на зарубежных слушателей. Так ли это? 

Петя и волки – так называется недавно открытый некими фанами паблик вконтакте. Для меня эта сеть – тёмный лес, но эти ребята связались с нами и вежливо предложили его открыть – мониторить оттуда официальный фейсбук и генерировать что-то своё. У меня не было возражений, я видел страницы на днях – всё действительно чинно и прилично, хоть и людей там почти нет. Ну раз вы спросили, добро пожаловать.

Дальше. Петя та вовки, Pierre et les loups – всё это тоже, в общем, будет правильно, тут кому как удобно. Пока что на виду написание Peter And The Wolves. Это из-за текстов первых треков, они придуманы на английском, которым вовсе не обязательно владеть в совершенстве, чтобы понять хотя бы некоторые из этих очень простых слов. Наш проект не заботят культурные и лингвистические границы, пока что он одинаково неизвестен для всех

Справедливо ли было бы назвать этот проект вашим основным? Выложено уже 4 композиции. Много ли материала еще в ближайших планах? 

Сейчас – пожалуй, основным назвать можно. Условно говоря, все остальные проекты я веду в перерывах между P&TW, а не наоборот. Сейчас на выходе еще один сингл, для нас несколько необычный – и в отношении персоналий, и в других отношениях. После этого будет небольшой перерыв с выпуском новых треков. Надо осмотреться и немного всё обдумать. Идет, естественно, запись следующих вещей, и по тому, как она будет проходить, будет понятно, продолжится ли эта история с альбомом, растянутым по времени – песня за песней. Сейчас в проекте мы видим это именно так. Помнится, не так давно был даже некоторый шум в комментариях от, в том числе, наших артистов по поводу того, что эпоха альбомов, в широком смысле, отходит в прошлое. Я тоже нечто подобное говорил. Но время идет, а альбомы и EP индустрия до сих пор старательно производит. Мы в некотором смысле моделируем изменения сложившейся многими поколениями традиции.

000045690016copy

Все ли из треков были записаны на студии Lypky Zvukozapus? В Киеве немало студий, чем привлекла именно эта? Как вы оцениваете ее, сравнительно со студиями в других странах? 

Western и Dinner произведены на Липках полностью, Radio и Not If They Need You – частично. У этой небольшой студии серьезная история за плечами, уникальное место расположения и, главное, отличные люди во главе её. Киев двухтысячных был студийной Меккой для артистов из ближнего зарубежья не потому, что сами студии были круче (киевские студии были тогда довольно скромны по техническому оснащению), а потому что специалисты отрасли и, как следствие, конечный продукт, были серьезнее классом, чем у соседей. С тех пор прошло немало времени, многое изменилось, почти все переименовались, слились и поглотились, расширились, закрылись, переехали или отошли от дел вообще, но вот упомянутая студия, этот стиль работы – все это сохранилось в немалой степени и сейчас.

Расскажите  о процессе записи. В опубликованных треках хватает экспериментов со звуком. Какие из них стоило бы отметить отдельно?

Большая их часть вряд ли будет интересна читателю: это фокусы с организацией сессии, программная коммутация, параллельные обработки и прочее. У Сергея Заболотного, ведущего инженера на Липки Звукозапись, помимо прочего прекрасный подход к работе с микрофонами, источниками звука и предварительным усилением. Здесь мы заходили далеко. Акустическую гитару он «снял» настолько красиво, что из одного только интершума в этом микрофоне мы потом с огромной радостью нарезали несколько разнообразных дорожек постукиваний, скрипов и моего сосредоточенного сопения, и все отлично легло в трек Radio. Был случай, когда миниатюрный гитарный усилитель снимался микрофоном большего, чем он, размера. Смотрелось дико. Сразу после этого, естественно, та же гитара отправлялась в самый большой усилитель на студии и самый маленький микрофон. Два варианта оказались в чем-то похожи и оба в результате остались в конечной версии Dinner. Часто бывает и так, что в финальном миксе остается что-то с самого первого демо, записываемого нередко, например, на пачку сигарет или другой прибор такого же качества, но та же партия, воссозданная на студии – не подходит лишь потому, что слишком hi-end.

9476283654_996193779c_o

Расскажите о барабанщике, который принимал участие в записи. Как вы познакомились? Он из Самары приезжал в Киев записываться или писал свою часть удаленно?

Со Стасом Опойченковым мы познакомились во время производства альбома «Мальчик на шаре» Дианы Арбениной. Музыкант он опытный – несколько лет в Мегаполисе Нестерова, сотни студийных сессий, преподавание, продюсирование каких-то групп. Стас очень чуткий музыкант, это нечастое свойство у барабанщика. Сам неплохо владеет многими инструментами помимо ударных, и старается слышать всю песню в целом, а не только звуки и сочетания музыкальных партий. Его барабанную партию можно спокойно записывать последней в треке, поверх всех инструментов – она ляжет, как вишенка на торте. Конечно, меня это привлекло, да и человек он весьма приятный. Стас записывался для Пети и волков в одной дружественной студии под Москвой, туда из Самары ему совсем недалеко – всего пара тысяч километров.

Скажите, верно ли впечатление, что музыка Peter And The Wolves вдохновлена рок-музыкой 60-70х?

Надеюсь, что не только музыкой этого времени, и конечно, не только в рамках этого жанра. Упомянутый рубеж десятилетий, разумеется, очаровательный исторический ориентир – люди летали на Луну, боролись изо всех сил за мир (нередко, правда, с немалой опасностью для него же), создавали новые графические, киношные, музыкальные языки. Потом этот огромный импульс понемногу сошел на нет. Но у лучших современников всегда прослеживается подсознательная историческая – не преемственность, скорее продолженность, continuality. Очень редко, если не никогда, новое возникает совсем уж из пустоты. Даже не столь давние всплески массового интереса к культуре шестидесятых – это уже тоже фрагменты истории, это происходило совсем не только что, девяностые-то тоже случились уж двадцать лет назад. И эта информация есть в памяти человечества уже в том числе и на подсознании. Так что, скорее, тут все декады, начиная – да – с шестидесятых, и заканчивая нашим временем, собрались и вдохновили каждая понемногу.

15305978716_000c65466a_o

Вы недавно участвовали в концертном выступлении молодой украинской группы Melting Clouds, упоминание об этом есть на вашей ФБ страничке. При этом у вас богатый опыт выступлений со всемирно известными коллективами. Открыты ли вы для новых предложений от молодых коллективов – или это был особый случай? Каково вообще играть с молодыми музыкантами, у которых опыт поменьше вашего?

Начнем с того, что опыта выступлений с мировыми знаменитостями у меня, разумеется, нет, не преувеличивайте. Разве что пара выходов на одну сцену с живой легендой Дживаном Гаспаряном. Упомянутые Melting Clouds все время выпускают много разнопланового, иногда разного по качеству материала, и вот в определенный период они сделали некоторый акцент на эксперименты в интересном и редком стиле краутрок. Отрепетировать небольшую краутрок-программу можно очень быстро, при определенном подходе могут довольно скоро сыграться почти незнакомые люди – как у джазменов, и концерты Майлза Дэвиса начала 70-х – почти такой же краутрок, как и Can, и ранний Soft Machine. Такой вот опыт и получился однажды в небольшом альтернативном клубе, надеюсь, взаимно полезный.

Вы занимаетесь саунд-продюсированием. Что бы вы сказали про нынешнее положение украинских групп? Много ли интересного материала попадает вам в руки? Может, какая-то группа стала недавним впечатляющим открытием?

Не сказал бы, что целенаправленно и старательно занимаюсь скаутингом. Изучаю вопрос время от времени, отслушиваю что-то. То, что более всего на слуху, традиционно этого отслушивания почти никогда не стоит; бывают исключения, но в основном необходимо копнуть глубже. Но почти так и во всем мире происходит. Не так давно телеканал с мультфильмами 2х2 всю ночь крутил подборку новой музыки. В основном – украинской, больше половины, остальные кто откуда. Там были, конечно, наши виднейшие медиаперсоны от музыки последнего времени, но были и неплохие малоизвестные имена, не то чтобы восторгающие, но послушать до конца песни интересно. Попались, например, неизвестные мне до того, Tape Flakes, правда, клип двухлетней давности или около того. Звучало симпатично, даже стало интересно, откуда же группа, пока не увидел копеечную картинку камеры и знакомые лица в кадре. Повторюсь, звучало неплохо. Из более экспериментальных музыкантов могу припомнить одесситов Indirect. Вообще сейчас у нас немало очень интересных, потенциально блестящих музыкальных проектов.

Чего, по вашему мнению, не хватает молодым украинским музыкантам, а чего, может быть, у них наоборот в переизбытке?

Непростой вопрос. Как ответить, с чем у нас все плохо, и при этом сказать, что не все так уж и плохо? Вряд ли могу на сто процентов объективно судить, но у меня есть ощущение, что наша независимая музыка могла бы быть несколько более разнообразна, что ли. Как сказать – наши альтернативные музыканты слишком альтернативны? А мэйнстрим, пожалуй, традиционно чересчур увлечен беспроигрышными рецептами, они найдены и работают, спору нет – но искусство умирает, если не искать новых. Как слушателю, хотелось бы еще дальнейшего поиска авторами новой лексики в украинских текстах – текущий поэтический корпус узок, однообразен и всем давно знаком.

Как выросло качество записи украинских музыкантов за последнее время?

Рад заметить, что в последние десять, а особенно в последние пять лет ситуация по технологии звукозаписи стала куда демократичнее. С одной стороны, время от времени закрываются и прогорают легендарные большие студии прошлого. С другой стороны – небольшой чемоданчик с не столь дорогими приборами, правильная голова на плечах, хорошие уши на этой голове, плюс желание и умение много работать, плюс достойные идеи – и хороший, качественный по звуку альбом может записать едва ли не каждый. Очень хорошо, что сейчас на записях разного рода «стремящихся» музыкантов в основном слышны неизбежные стилистические, композиторские и другие такого рода ошибки. Ведь сами-то эти записи уже можно спокойно слушать и анализировать без вреда для здоровья. И начинающим, и более серьезным артистам теперь гораздо меньше, чем раньше, усилий приходится тратить на то, чтобы разработать и передать свой замысел, конвертировать его в конечный трек, если хотите. Значит, можно ждать больше хороших идей.

55710032

Вы музыкант-мультиинструменталист, но, наверное, гитара для вас все-таки основной инструмент. На фото вас можно увидеть с разными инструментами. Какую гитару используете как основную сейчас?

Черный Fender Telecaster Deluxe 1976 года, как правило. Подходит, если разобраться, для любых целей. В студийной работе обычно не обходится без баса Rickenbacker 4001 1978 года выпуска, на концертах – без белого Fender Strat Plus, легкого и очень комфортного в игре инструмента. В последнее время чаще пробую в записях свой Les Paul CS, как с октавером/pitch, так и без. И немало всякого под ногами и за спиной.

Не задевает ли вас, что слишком часто ваше имя упоминают именно в связи с ОЭ и Земфирой, в то время как ваше творчество не ограничено сотрудничеством с этими группами?

Ничего страшного. Это вполне естественный ход вещей, кому-то так проще. Буду стараться неуклонно доказывать, что дела обстоят не только так.

Если не ошибаюсь, какое-то время вы увлекались панк-роком (участие в «Абздольц» тому подтверждение). Какие группы любили слушать на тот момент? Изменилось ли ваше отношение к панк-року?

О, это было чудное время. Я был юн, несмышлен, из панк-групп знал только Sex Pistols, носил футболку с Джонни Роттеном, она доставала мне до колен. Мне нравилось играть и хотелось играть как можно громче и борзее. Что же было делать, как не попроситься к панкам? Как теперь я понимаю, тот состав был как раз интересен тем, что не следовал особо канонам жанра. И панк для меня теперь более универсальное понятие. Ну всё понятно, Pistols – классические панки, словообразующий проект. Но вот другие корифеи жанра — The Clash, много экспериментировали со стилями. Stooges и New York Dolls – как-бы протопанк, Joy Division – как бы постпанк, а Interpol и Franz Ferdinand, как пишут критики, несут в себе черты post-punk revival. Панк очень диверсифицирован, разбросан по поджанрам и по разным причинам обречен на это, но на самом деле история продолжается – многие люди, и очень давно, не прекращают делать музыку с такой краской, причем иногда сама эта краска определяет их музыку в основном. Сейчас, например, набирают обороты англичане Sleaford Mods. Они отметились участием на последнем альбоме The Prodigy и вообще невыразимо круты. Не так давно открыл для себя молодую группу Дайте танк (!). Они, по собственным словам, играют shy-punk и мне своей музыкой очень доставляют. И до обидного малоизвестны.

Если б кто-то из  товарищей тех лет предложил принять участие в панк-концерте – согласились бы?

Уже соглашался, кажется, году в 2010 с теми же Абздольц. И не пожалел. Сейчас Абздольца формально как бы не существует, но разного рода идеи в воздухе есть, а с джентльменами, игравшими там, я поддерживаю отношения до сих пор.

I66A5966 copy

Как относитесь к электронной музыке?

Очень люблю, если не сводить ее только к музыке клубной, а клубную к условному DJ FM. Для поколения, выросшего в девяностые, Fatboy Slim, Химики (Chemical Brothers — ред.) и Prodigy – такой же неотъемлемый культурный код, как и самый разухабистый поп-рок того времени. Последние, как мы видим, и поныне не опускают рук. Разной электроники я «для удовольствия» слушаю немало. Это, конечно Air, многочисленные трипхопщики, вневременной Kraftwerk, разные чудилы вроде Danger Mouse, экспериментального Фрусчианте, Pest, неизменно озадачивающий Aphex Twin, многие другие. Стараюсь время от времени следить за участками довольно мощной отечественной сцены. Очень нравится то, что делают Kotra и Кириченко, вообще наш глитч и нойз. По душе мне также Bulbajar и то, как наши артисты интерпретируют даб и сопредельные жанры.

О чем была самая свежая песня написанная вами?

Как и многие хорошие песни, конечно о наркотиках любви и знании.

I66A5965 copy

Вы и музыкант, и саунд-продюсер. Каково соотношение между одним видом деятельности и другим? 50 на 50, или, может, другое?

Эта грань тонка. На любой роли в любом проекте все равно идет работа на результат, из энтропии творится музыка. Плох музыкант, не видящий дальше своей партии, или продюсер, который не умеет воплотить свои идеи. В проекте Петя и волки – да, вполне справедливым будет соотношение 50/50, ведь я там тружусь на две ставки.

Как повлияла война между Россией и Украиной на отношения между российскими и украинскими музыкантами? (и, возможно, на отношения между украинскими и украинскими)

Буду судить только по себе и своим взаимоотношениям. Мои друзья среди людей искусства по обе стороны границы – думающие люди, они не подвержены влиянию пропаганды, откровенных глупостей и гадостей не говорят и не делают. Война и ее влияние на некрепкие умы – это ужасные вещи, тем, кто это затеял, рано или поздно крепко попадёт. Всем нам нужны мир и любовь. Я музыкант и не умею думать иначе. Полагаю, в этом убеждении я не одинок.

Услышим ли мы Peter And The Wolves живьем – или все-таки это студийный проект?

Это вполне вероятно. Хочется только собрать концертный состав позатейливей.

Читай также:

«Музыка — это эмоции, запечатленные в нотах и звуках», —2Sleepy

5 марта

«Музыка для меня – дело жизни», —Сергей, басист Pree Tone и Bichkraft

12 марта

Доступен новый сингл Glad проекта Peter And The Wolves

23 апреля

Появился новый сингл от Peter and the Wolves

19 марта

«Более счастлив тот, кто не привязывается к результатам своего труда.» —Андрей Уваров, Ultra Vague Recordings

20 марта

«Мир такой пугающе огромный, что ты вынужден смотреть в пол, чтобы не потерять из виду себя», —Антон Левич, Mandarinaduck

15 мая

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"