Интервью/Плейграунд

«Категориями “успех” и “богатство” мыслить не стоит»,

—Евгений Юдин, Topple

Алексей Андрущенко

Алексей Андрущенко,

9 апреля

3

Не так уж много информации в сети можно найти о группе Topple, но этот очаровательный, интеллигентный, ювелирно отточенный инди-рок «прижился» в плейлистах многих украинских меломанов. И в огромном океане музыки подобного жанра, Topple все-же удается сохранить свое узнаваемое лицо, свою неподкупную меланхоличную теплую искренность.

В 2012 году был записан одноименный EP, который разошелся по многим музыкальным сообществам. Сведение и мастеринг альбома проходил в Шотландии, что само по себе оказалось довольно интригующим фактом. А в 2014 году вышел шикарный полноформатник A House that Jack Built.

Кажется, главные победы и взлеты у группы еще впереди. Но ведь уже сейчас интересно узнать, как появилась на свет эта музыка, что за люди стоят за этими песнями, какие ценности они исповедуют, чем восхищаются и вдохновляются. Об этом мы и пообщались с Евгением Юдиным, человеком, без которого эта группа не появилась бы на свет.

Расскажи, пожалуйста, вкратце о Topple – чем занимаетесь кроме музыки?

Я родился и вырос в Крыму, в Керчи. В группе играю на гитаре и пою. Из состава, который мы считали основным, нас осталось всего двое — я и Саша, наш гитарист. Мы работаем  в компании «Гитарный Дом», продаем гитары и все-все, что с ними связано. Остальные ребята только недавно к нам присоединились — и о них можно будет что-то сказать уже после нашего ближайшего концерта. Кроме игры в группе и гитарных дел, мы серьезно увлекаемся единоборствами: я — борьбой, а Саша — боксом.

Я так понимаю, именно тебе принадлежит идея создания группы?

Ну, можно сказать что да. До появления группы, я и наш первый барабанщик Алексей «искали группу». Вкусы у нас достаточно разные и многогранные, поиграли все от металла и панк-рока до чего-то менее тяжелого. Но ничего «серьезного» из этого не получилось. Я начал писать свои песни просто под акустику, вдохновляясь современными (и не очень) сингер-сонграйтерами, позвал ребят играть на других инструментах — и через какое-то время это превратилось в полноценную группу.

А с Сашей вы давно знакомы?

Да, мы вместе работаем, крепко дружим в жизни, Саша помогал мне в самом начале, при создании материала, а потом присоединился к составу, как автор и исполнитель. И без него, в общем-то, нашу группу невозможно представить.

Есть группы, где участники не особо дружат между собой. Просто играют музыку вместе. Что ты об этом думаешь?

Ну, тут однозначно нельзя ответить. Играть в группе, писать свои песни и играть их с другими людьми, создавать их — достаточно интимный процесс, как по мне. Я каждый раз волнуюсь и искренне переживаю, когда первый раз играю песню ребятам. Поэтому отношения с ребятами из группы — всегда достаточно близкие. В быту, в повседневной жизни мы можем и не общаться тесно, но на репетициях, в студии, на концертах мы именно друзья, единомышленники. Только при таком отношении к общему делу, как мне кажется, можно получить результат.

2 (2)

Ты с детства занимаешься музыкой?

Нет. Я с детства одержим музыкой. А петь и играть я начал достаточно поздно, писать свои песни еще позже, уже после того, как мне исполнилось лет 20.

Как ты сам описал бы то, что играют Topple?

Сейчас границы жанров сейчас достаточно размыты. И это круто. В первую очередь мы рок, фолк-рок группа. Ну а учитывая меланхоличную атмосферу, мы, как сказал наш товарищ, Игорь Сидоренко, группа которая «смело ступает на доселе девственную почву отечественного слоукора». Пока получается так. Что будет дальше – я не знаю. Так что такие названия жанров как слоукор и сэдкор нам импонируют тем, что в их рамках можно играть все от фолк-рока до экспериментов с электроникой, джазом и всем чем угодно.

Хмм… фолк-рок! Неожиданно! Но в новом альбоме A House that Jack Built я не заметил его влияния. Или это больше о песнях, которые не вошли в альбом?

Ну, если смотреть по альбому, то это какой-то рояль-рок и его влияние грандиозно! Само понятие фолк-рок, я использую, скажем так, в американском значении, начиная от альбомов Боба Дилана и Нила Янга, и заканчивая современными героями типа Бон Айвера. У нас такой набор инструментов, такие песни по структуре и наполненности, достаточно классические для этого жанра, как по мне.

Ага, теперь понятнее. Так вы в записи задействовали настоящий рояль?

0MYzS2_cH8oСамый настоящий рояль, мы писали его в концертном зале. Одно из самых ярких воспоминаний о процессе записи. Пустой зал, на сцене рояль, мы принесли всё оборудование с собой и писали его целый день. В процессе нам очень понравился сам звук рояля, настолько это было грандиозно, что все звучание альбома было построено вокруг него, так получилось, непроизвольно.

Расскажи, кстати, про альбом. Как писали, где писали? 

Сама запись проходила в начале 2014 года. Но первые попытки начать запись мы делали в начале 2013. Мы всегда перед студией, где все записываем начисто, идем в студию, которая позволяет записать всех сразу, живьем. Так получилось, что результатом мы были не очень довольны и решили продолжить репетировать имеющийся материал. Потом, в череде решения каких-то бытовых, личных вопросов весь процесс подготовки растянулся на год. В конце 2013 года, мы записали весь альбом живьем и поняли, что готовы начать писать начисто. Перед началом записи мы расстались с нашим барабанщиком, который был с нами с самого начала. На запись пригласили сессионного музыканта, Алексея Гмырю. Он очень крутой! Алексей сходу записал нам все барабанные партии. Потом мы писали бас, все это проходило в нашей студии, студии Гитарного Дома, с инженером Женей Тереховым. Потом записали рояль — и в тот момент поняли, что получается хорошо. На рояле играл наш пианист — Дмитрий Чоловский, он фантастический музыкант, но на данный момент, наши пути разошлись. Дальше писали гитары и вокалы. В одной из песен использовали трубу. На трубе, играл сессионный музыкант, по имени Ярослав. А финальная песня на альбоме Apart была написана и записана сходу, в студии. Мы ее не играли всем составом до записи, ни разу. Гитарное соло в это песне исполнил Игорь Сидоренко. Потом Женя Терехов, совместно с Сашей, нашим гитаристом, занялись сведением, а после этого мы отправили запись на мастеринг шотландскому инженеру, который мастерил нам нашу первую EP. В общем, весь процесс — от начала накопления до финального мастеринга, растянулся на месяцев 5-6. Все, кроме рояля и трубы, писали у нас в студии. Это первая запись, которой мы довольны. 

Как вы познакомились с Игорем Сидоренко? 

TOriPEXFVl8

Сначала были знакомы заочно. Я давно знал Игоря по форуму Неформата, следил за его деятельностью, за группами Voida, Krobak и, конечно, за Stoned Jesus. А когда мы готовились играть первый концерт после выхода первого ЕР, я написал Игорю и предложил ему поиграть с нами. Он согласился. Так что первый концерт мы сыграли с Войдой.

Какое чувство приходит, когда альбом уже готов?

Оооо, хороший вопрос. Обычно — «надо было сделать вот так, а мы сделали по-другому, ну такое… давай что-то еще добавим, и т. д.». В этот раз появилось чувство удовлетворенности, потому что первый альбом — это результат деятельности группы за несколько лет и большой труд. В моем случае — появилось желание писать, играть и записывать следующий.

Этот альбом доступен на страничках в соцсетях и музыкальных сервисах bandcamp и soundcloud, а также автоматически играет по кругу при посещении вашего сайта. Неожиданно, но на сайте почему-то нет фотографий Topple. Что это за парень, девушка и собака, которых мы видим там?

Все это наши старые друзья. Собака – ирландский сеттер, по имени Дарт, просто хороший парень и дружище. Парень на фото — наш коллега по Гитарному Дому по имени Денис. Девушка — Маша, она один из создателей Белой Хвои (мастерская по изготовлению handmade-аксессуаров для дома – ред.). Второй создатель Белой Хвои, Кирилл, остался за кадром, ведь он фотографировал все это. Все они очень талантливые ребята, и мы очень гордимся нашей дружбой. Кстати, Кирилл фотографировал нас до этого. Мы очень благодарны им за помощь в создании нашего первого альбома.

Кажется, ваша музыка идеально подходит для того, чтоб грустить или мечтать под нее. Ты бы согласился с этим? Ведь сложно представить такие песни на веселой вечеринке…

Ну про веселую вечеринку — это точно, тут я согласен. Да и во всем остальном тоже, только сильно грустить не нужно! Наша музыка и тексты конечно меланхоличны. Но не более того. Музыка не депрессивная.

Как появляются песни? Ты с самого начала «слышишь» их в голове, или в процессе игры рождается нечто новое?

Сами тексты появляются частями или целиком, какие-то истории вечно для меня актуальны. Что-то я пишу сразу, под вдохновением какими-то событиями или прочитанными историями. А что-то я долго дописываю, пока не пойму, что все готово. А песни, я «не слышу» в голове. Я просто беру гитару и текст, начинаю играть и обычно все появляется сразу, какая-то мелодия, структура. А дальше мы уже с ребятами трудимся совместно, работая над аранжировкой. Иногда песни меняются в процессе до неузнаваемости — и это круто!

Чем отличается текст песни от стиха? Есть ли у тебя какие-то стихи, которые всегда останутся стихами — и в виде песен ты их не представляешь?

oKtfW7IBUnYТексты песен — это всегда какая-то история. Ее же можно увидеть отдельно от музыки, как просто текст, стих. Некоторые мои тексты так и остались текстами, что-то в процессе не сработало — и песен из них не получилось. Но они остаются с нами и в любой момент могут «выстрелить».

Где ты оттачивал английское произношение?

Ну на самом деле мое произношение — тот еще «угар». Саша, наш гитарист — филолог, преподаватель английского, который с понимаем относится к произношению и акценту, но ошибок делать не позволяет и всегда стоит на страже грамматики и синтаксиса.

Произношение всегда вызывало муки у всех слушателей с пост-советского пространства. Когда-то шотландцы, именитые музыканты и саунд-продюссеры, слушая наши записи, говорили «чуваки, наоборот, это круто, что у вас такой акцент и произношение, в этом что-то есть». Никто особо не парится из-за своего произношения, скандинавы, французы, японцы. Только наши группы, а особенно — слушатели. Эта тема актуальна для наших музыкантов. Часто вижу в блогах, пабликах и форумах обсуждение произношения того или иного музыканта. Хотя, на мой взгляд, это не имеет супер-значения.

В Украине, да и в мире, очень много всяких групп. Как думаешь, что нужно делать, чтоб не просто стать очередным непримечательным коллективом, а добиться признания и успеха?

Я не знаю. Такие категории, как признание и успех — они для всех разные. Для меня успех — это отзывы ребят, предложения от деятелей искусств сделать что-то вместе, записать классную пластинку, например. То есть, по-моему, категориями «успех» и «богатство» мыслить не стоит, стоит просто играть то, что ты хочешь, реализовывать свои творческие начала. И просто быть счастливым. Просто играть.

Ну а если говорить о классическом успехе — «стадионы, деньги, шлюхи, наркотики», и всем что связано с успехом в рок-н-ролле, то надо «выкупать» тенеденции, своевременно реагировать на них. Иметь деньги или способности, и навыки их находить. Быть харизматичным, быть спецом в своем деле, и сотрудничая со спецами, заниматься изготовлением продукта, востребованного слушателем. Дать ему, что ему хочется. Ведь массовая культура всегда будет существовать именно в таком формате. Редко кому удается оставаться собой, делать то, что хочется, и при этом «прийти к успеху». Таких людей немного, и они просто особенные. В них есть все — талант, способность адски трудиться и им сопутствует всякая мистическая удача. В духе встретить своего старого приятеля на перроне вокзала, поговорить о пластинках, а потом, замутить Роллинг Стоунз.

Вас не так уж часто можно увидеть живьем на сцене. Почему так происходит? Вы переборчивы в плане концертных мест?

Тут много факторов, но если говорить честно, то мы просто были не готовы играть. У нас не было постоянного состава. Сейчас состав есть, и я надеюсь, что концертов будет больше. Ну и да, мы переборчивы, но по-хорошему. Стараемся играть при любой возможности, но с хорошим звуком. А так не всегда получается.

Ты говорил, что с детства одержим музыкой. Как изменились твои музыкальные вкусы с детства?

Все начиналось по традиции, как и у всех ребят нашего поколения, с Металлики и Нирваны, а также всяких групп играющих русский рок. Период без музыкальной прессы, без интернета. А потом было очень много всего. И слушалось много всего и игралось. От дез-металла и какой-то экспериментальной тяжелой музыки, которую я и сейчас слушаю, и заканчивая джазом и фолком.

Какую музыку ты больше всего не любишь?

Я люблю музыку разных жанров. В каждом жанре есть команды, люди, которые заставляют мое сердце биться чаще! Не люблю неискренних музыкантов, которые играют ради наживы и мгновенной славы, не люблю ценителей слова «фирма» и музыкантов играющих «фирму», хотя это одно и тоже. Не люблю когда отсутствует художественный замысел, когда нет воображения, когда все в духе «что вижу то пишу, печеньку укушу».

1

Ты говоришь, что работаешь в Гитарном Доме. Там очень много крутых инструментов. А какие гитары ты предпочитаешь? Доволен ли своим нынешним инструментом или хочешь что-то другое?

Я играю только на акустике, это гитара Martin. Легендарная и культовая во всех отношениях компания, которая в общем-то и изобрела акустическую гитару. На этих гитарах играли все отцы — Джонни Кеш, Дилан, Янг, например. Ну и современные крутые музыканты. «История музыки — история Мартин». Я считаю, что лучше этих гитар нет. Но еще несколько Мартинов мне бы не помешали. Что касается электрогитар, то Саша все время использует PRS и уйму разных педалей. Сейчас у него еще и японский винтажный страт, который он тоже постоянно использует.

Насколько важно для музыканта регулярно практиковаться? Часто ли занимаешься сам, не считая репетиций с группой? (В Гитарном Доме, наверное, полно возможностей для этого.)

Сейчас практиковаться удается редко. Для вокалиста важно регулярно держать себя в тонусе, следить за здоровьем, делать упражнения. Я их делаю только в периоды активной деятельности — концерты, записи, а в другое время — не удается. Что касается гитаризма, то тут нет предела совершенству. Я больше аккомпанирую себе на гитаре, здесь супер-технарем быть не надо. Важно больше слушать и больше играть. А тем ребятам, которые ставят перед собой другие задачи, мне кажется, нужно заниматься постоянно, согласно поставленным целям.

Что бы ты посоветовал людям, которые сталкиваются с творческим кризисом?

Пойти в секцию борьбы. Я думаю, что тут приемлемо все то же, что и при любом другом кризисе. Переключаться, заняться хобби, чем-нибудь новым, путешествовать, общаться, занимать активную жизненную позицию, не сдаваться и продолжать заниматься творчеством.

Работая в Гитарном Доме тебе, наверное, довелось перезнакомиться со всеми ведущими музыкантами Украины? Является ли кто-то из них для тебя очень вдохновляющим примером?

Да, тут без музыкантов никуда.

А что касается вдохновения, тот тут, конечно, стоит сказать, об Алексее Мочанове — барде, гонщике, человеке со стальным всем, включая его песни (иф ю ноу вот ай мин). Его жизненные принципы, гражданская позиция — очень вдохновляют.

Ты оптимист?

Да, во всем. Но это если рассматривать оптимизм, как противоположность пессимизму.

Как ты начинаешь свой день?

У меня нет какого-то ванильного плана в духе «выпить чашечку макиато, покурить “сигарэллу”». Утро такое время, когда надо проснуться, быть в форме, разобраться с биологическими потребностями и отправится в мир сплошного экшена и напряжения. Если утром удалось все это сделать — это уже хорошо.

Из своего опыта — с какими проблемами приходится молодой группе сталкиваться сейчас чаще всего?

Мы столкнулись с проблемой поиска музыкантов, например. Очень долго искали ребят, которые могли бы, и хотели играть такую музыку. А так, я думаю, что в общем у всех все одинаково — неорганизованность, отсутствие времени, отсутствие индустрии, как таковой, в наших широтах.

Читай также:

«Из энтропии творится музыка», — Петр Чернявский

16 апреля

nearr – «Pale Youth» LP (2015)

18 февраля

IGR KSTK выпустил дебютный EP

27 марта

daKooka выпустила альбом Radha

16 марта

Группа Osfill Klayse поделилась дебютным демо

30 апреля

«Нью-рейв закончился, а „новый твист“ все еще с нами», —Войцех Дзержинский, Dzierzynski Bitz

9 июля

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"