Интервью/Плейграунд

«Более счастлив тот, кто не привязывается к результатам своего труда.»

—Андрей Уваров, Ultra Vague Recordings

Алексей Андрущенко

Алексей Андрущенко,

20 марта

11072067_10204413362866518_610124945_n

Независимый лейбл Ultra Vague Recordings был основан в 2008 году, и с того времени собирал и продолжает собирать вокруг себя «цвет» украинского трип-хопа, инди-поп, даунтемпо и разных других стилей (не будет лишним сказать, что лейбл хоть и не имеет однозначных стилевых рамок, но определенные предпочтения все-таки прослеживаются). Деятельность лейбла не ограничивается Украиной и странами СНГ, но включает в себя артистов из Швеции, Израиля, Чехии и других стран.

Создателем лейбла является Андрей Уваров, по совместительству  — музыкант под сценическим именем Fudo Kazuki. Без сомнения, он очень любит музыку и тратит по нескольку часов в день на прослушивание музыкального материала. Кроме того, Андрей довольно много времени проводит в путешествиях, имеет хорошее представление о независимой сцене за рубежом, и большой опыт продвижения музыкальных проектов в сети. Мы пообщались с этим доброжелательным и светлым человеком о его музыкальных предпочтениях, об артистах лейбла, жизненной философии, дружбе с музыкантами и многом другом.

Расскажи, пожалуйста, про первое яркое впечатление от музыки?

Первое впечатление от музыки у меня связано с The Beatles — a Hard Day’s Night. Это была любовь с первого аккорда, мне было лет 7-8. До этого момента музыка для меня не существовала в проявленном виде, а после него я с головой ушел в этот мир. Покупал пластинки, записывал кассеты в студии звукозаписи. Я очень проникся Биттлз, и к середине школы прочитал о них все и собрал все их записи.

Играл ли ты на каком-то инструменте в детстве или в юности?

Да, играл. Школьная группа готовила программу к 9 мая и им нужен был кто-то, чтоб играл на гитаре. Я согласился, и меня под предлогом репетиций часто отпускали с уроков в кабинет музыки. Самое смешное, что на концерт я так и не явился. Моему товарищу подарили магнитофон с CD и мы с ним отправились в город за дисками, и о концерте я совсем забыл. Потом пришлось извиняться перед преподавателем. Более серьезное увлечение пришло году в 94-м, я тогда услышал Steve Vai и захотел научиться играть как он. Сейчас гитару я использую только изредка для аранжировок.

В одном из интервью ты сказал, что название лейбла Ultra Vague Recordings ты еще в детстве придумал и нарисовал логотип. Расскажи об этом больше, пожалуйста. Ты уже в детстве представлял, что такое лейбл?

У меня не было представления о работе лейбла, это, скорее, были просто мечты. Лого сложилось из сокращения моей фамилии. Был у меня рисунок, я его называл “Penetration”, там линии пересекались и образовывали что-то похожее на аббревиатуру УВР, это символизировало взаимопроникновение материи и духа.

Ледник, из которого берет начало озеро с айсбергами Jokulsarlon, Iceland

Ледник, из которого берет начало озеро с айсбергами Jokulsarlon, Iceland

Ты упоминал про студию звукозаписи, где ты записывал для себя кассеты с любимой музыкой. Что это было за место? 

Это был небольшой угол в магазине непродовольственных товаров в моем родном городе Краматорске. Там у них был огромный, на то время, список альбомов, которые можно было записать на бобину или кассету на 60 или 90 минут. У меня не было привычки просить у родителей деньги, и я обычно сдавал бутылки, которых после праздников порядком накапливалось в нашем доме.

Как бы ты описал в общих словах музыку, которую собирает вокруг себя Ultra Vague Recordings?

На УВР мы поддерживаем и продвигаем музыкантов со всего мира. Мы больше уделяем внимания электронной музыке (dreampop, chillwave, trip-hop, downtempo), у нас в каталоге почти не встречаются рок-группы, но мы можем сделать и исключение, все зависит совпадает ли мое настроение с материалом, который присылается.

Лейбл ты основал еще в 2008 году. В чем состояла деятельность лейбла в первые два года, например? Издавал ли ты физические носители?

Ultra Vague выпустил всего один CD. Это был альбом KI-MONO  группы Mamanet (Mamant сейчас). Первые пару лет я работал только с этой группой.

Не так давно у Ultra Vague появился американский брат Ultra Vogue Records — и там задачи уже несколько иные. Это лейбл / компания в США, которой я занимаюсь вдвоем с партнером, он сейчас большую часть времени живет в Лос Анжелесе. Диски и другие физические носители будут появляться уже под этим названием.

Твое отношение к физическим носителям, вроде дисков и кассет? Имеет ли для тебя носитель значение?

В последние годы я очень много путешествую и переезжаю с места на место, и это было бы очень проблематично возить с собой кучу аудио-носителей, поэтому я предпочитаю цифровой формат, но как управляющий лейблом я, конечно, слежу за трендом в мире. Судя по всему, индустрия хочет вернуться к кассетам и пластинкам. Я начинаю понимать, что все идет по кругу. Ты только выбросил свои диски, а тут появляется какой-то гаджет и они снова в ходу)

Через тебя проходят сотни и тысячи треков. Не устаешь ли ты от музыки? Не притупляется ли восприятие?

Это бывает утомительно, но я не жалуюсь. Конечно восприятие притупляется, и бывало, что вкус утрачивался. Пару лет назад я для себя открыл практику пения/повторения мантры Харе Кришна, и это стало для меня настоящим спасением не только в работе, но и в личной жизни.

Как ты пришел к этому? К мантрам и к молитвам, я имею ввиду.

Теперь я понимаю, что всегда искал это. Мне всегда было странно браться за какое-то дело и заранее понимать, что каким бы ни был результат этой деятельности — она временна. А если это временное — то какой тогда в этом смысл? Хотелось чего-то большого и вечного! Наверное, как и большинство, я находил себя в чтении научной фантастики, потом это приобрело эзотерический уклон, но я никогда не был религиозен и даже считал себя больше материалистом, однако мне постоянно приходилось сталкиваться с вещами, которые наука не принимает. После 30 лет я почувствовал, что окончательно утратил вкус ко всему, что меня раньше интересовало, и что моя жизнь приносит много пустых беспокойств. Материальные желания более-менее быстро сбывались, но не приносили удовлетворения. Чтобы отвлечься, я начал путешествовать. В тот период много моих родственников оставили тело, и я незаметно для себя начал задумываться, что придет день, когда и я покину этот мир. Так я стал задумываться о Боге.

На лавовых полях, поросших мхом. Исландия.

Наверное, про каждую группу, сотрудничающую с твоим лейблом, есть что рассказать. Ты упомянул про группу Mamanet. Какие еще особенно ценные для тебя проекты стоило бы упомянуть в контексте деятельности Ultra Vague Recordings?

В последнее время наибольшую активность проявляют Sorrow Leads To Salvation и Alberto Garcia (ex-Al Coholic). Оба музыканта живут в Киеве, и оба пишут электронную музыку. Оба очень плодовиты. Мы собираемся представить новый EP от SLTS уже 31 марта, а альбом Alberto Garcia выйдет а апреле. В 2014 я приглашал Sorrow Leads To Salvation выступить на дне моего лейбла на фестивале ГОГОЛЬFEST, а Alberto Garcia, возможно, мы представим на Ultra Vague Fest в этом году. До этого этот музыкант был сосредоточен на работе в студии. Не так давно группа Shanti People  (так же участники Ultra Vague Fest 2014) представили трек Bolo Krishna с грядущего альбома “Urban Mantras”, трек был написан совместно с Alberto. На диске Shanti People также будет еще одна их совместная работа с Альбертом.

Еще хотелось бы отметить ребят из Control Light. Этот дуэт делает очень качественный материал. В начале года я выпустил их EP “Vital”. Еще один интересный музыкант с простым именем KOLYA также заслуживает отдельного упоминания. Он также успел посотрудничать с Shanti People, результатом стал прекрасный ремикс Shiva Shambho.

В прошлом году у нас вышел дебютный альбом KOLYA, и один из японских музыкальных блогов сделал на него рецензию, занес в список лучших электронных альбомов года. Charlie — еще один киевский проект, который также был представлен на Ultra Vague Fest 2014 и был назван порталом comma одним из открытий года в Украине. В конце 2014 мы выпустили их дебютный одноименный EP. Многие артисты, с которыми мы начинаем более плотную работу, вначале попадают в наши компиляции Uvarious Artists. У нас есть так же Ultra Vogue Records, про который говорилось выше. Недавно мы выпустили несколько альбомов под этой маркой. Хочу отметить работы разностороннего музыканта и прекрасной вокалистки Marina Litvinova и киевского synthwave-проекта Pacegold.

Часто приходится отказывать группам, которые хотят выпуститься на лейбле или получить информационную поддержку?

Да, приходится довольно часто это делать. Обычно это связано с тем, что группы отправляют заявки наобум, и их материал не отвечает также нашим моральным установкам. Бывает попадаются хорошие музыканты, но мы отказываем им в поддержке, так как видим в их деятельности деструктивный, или слишком невежественный характер, а для нас очень важен аспект образовательной и созидательной деятельности.

Был ли негативный опыт сотрудничества, когда группы разрывали отношения с лейблом или наоборот?

Единственный пример разрыва отношений что я могу вспомнить, был с группой Mamanet, причиной этого стали наши личные отношения. Был период, когда мы проводили вместе очень много времени. Ездили в туры и т. п. — и порядком устали друг от друга… В прошлом году мы возобновили работу с ними уже в рамках американской компании Ultra Vogue Records.

11076703_10204413362826517_64308655_n

Расскажи немного про сборник Uvarious Artists. Как он появился, как развивался, какой фидбек получил?

Эта идея появилась у меня в 2008 году, я тогда работал на фестивале Koktebel Jazz Festival, я отслушивал заявки групп и подумал, что было бы неплохо отобрать то, что мне понравилось, и выпустить в виде компиляции. Первый сборник был составлен из музыки моих друзей, которые согласились поучаствовать в этой затее, и из тех треков, что я часто слушал в тот момент. Результат мне понравился. Сборник заметили, и последующие выпуски отмечались и получали положительную рецензию печатных изданий. Я получал сообщения от людей, которые хотели бы его приобрести в виде подарочного бокса со всеми выпусками. Пока эта идея не реализовалась, так как мы договаривались с артистами о бесплатном распространении сборника. Но, возможно, мы в будущем пересмотрим наши договоренности, и все желающие смогут приобрести себе Uvarious Artists Boxset в качестве сувенира.

Сейчас я как раз работаю над Uvarious Artists Vol.5

В сборнике довольно часто встречаются песни с этнической окраской. Как ты относишься к фолк-музыке?

Я люблю indie-folk и вообще фольклор, люблю ту искренность и простодушие, которая часто встречается в этом жанре.

Сталкивался ли ты с тем, что проект, который тебе встретился, несомненно талантливый и интересный, но пока не обладает нужным качеством звучания? Целесообразно ли лейблу вкладывать деньги в запись своих групп?

У нас есть пример такой работы с Marija Cheba на Ultra Vogue Records. Мария раньше выпускалась на Ultra Vague в составе дуэта Eskiz Koda, потом их тандем распался, и Мария начала сольную карьеру, она пришла с демо-материалом к Евгену Ступке и на его студии Boutique 888 с сессионными музыкантами записала качественный материал. Совсем недавно у Маши вышел новый сингл “ЯНЕБО”,  в записи которого поучаствовали барабанщик Бумбокс, The Erised и трубач Антон Бурико.

С какими проблемами тебе приходится сталкиваться, как лейблу? Сталкивался ли ты с конкуренцией в своей сфере деятельности?

Основная проблема в том, что на данный момент мне не хватает рук на все, а бюджет пока невелик, чтоб нанимать работников. Мы открыты для интернов, так что если кому-то интересно получить опыт работы с артистами и приобщиться к миру музыки, пишите мне. Конкуренция меня мало беспокоит, кроме того мы же не ограничиваем себя рамками только одной страны, а в мире огромное количество лейблов как и огромное количество артистов. «На вкус и цвет..», как говорится.

Что изменилось в деятельности лейбла по сравнению с тем, что было пять лет назад?

Деятельность осталась прежней — поиск достойной музыки и поддержка талантов. Единственная деталь, которая теперь изменилась, когда «дитя» подросло, это то, что теперь мы уделяем больше внимание вопросу монетизации нашего каталога и активно изучаем, как это делается в Америке и Европе, а еще у нас появился свой фестиваль, за что большое спасибо Ире Горбань и всей команде ГогольFest.

Твоя деятельность включает в себя распространение музыки, донесение ее до слушателя, промоушн и так далее. А приходится ли тебе вмешиваться в звуковую часть? Сидеть за пультом?

Я не вмешиваюсь в звуковую часть, во всяком случае не делаю этого, когда меня об этом не просят. За пультом я обычно сижу, когда делаю треки для своего проекта.

Какой из проектов Ultra Vague Recordings самый слушаемый, если верить статистике bandcamp-странички?

Первые четыре места занимают треки thvn, Al Coholic, Sorrow Leads To Salvation и KOLYA.

Работаешь где-то сейчас? (Помимо лейбла)

Я по профессии переводчик (английский, китайский — прим. ред.) и всегда был фрилансером, поэтому работы как таковой у меня нет. Все в свободном режиме.

С какими группами ты особенно дружишь, ну вот настолько, чтоб видеться, приходить к ним в гости и на репетиции? 

Я дружу с Shanti People, Charlie, Лешей Горчица из Alloise, Rekevin, ребятами из Tango Tempo и IMMAGO, у последних сейчас новый проект — Плесо, который я очень рекомендую украинскому слушателю, Alberto Garcia, Karizza, KLIKA Project, Mamant, Marija Cheba, Katha…

Кто является более продуктивным артистом — всем довольный и счастливый, или внутренне подорванный, переживающий личностные кризисы и депрессии?

Сложно так говорить, но определенно более счастлив тот, кто не привязывается к результатам своего труда, и не считает, что он чего-то уже достиг. Личностные кризисы и депрессии у людей периодически могут происходить, и это ведет к новому витку в развитии, но если это постоянное состояние, то ему стоит задуматься, и постараться попасть в общество продуктивных, всем довольных и счастливых артистов (людей), начать с ними общаться, помогать им в их делах, не завидовать им, и тогда их качества проявятся и в таком человеке сами собой. Так учат Веды.

Ты сразу «въезжаешь» в песню или творчество группы, или зачастую нужно много раз послушать, чтобы ее понять?

Сейчас все просто — я слышу трек, мне он нравится или не нравится. Это происходит не на платформе ума. Я не ищу подтекстов и скрытых смыслов в музыке, но был период, когда я слушал ОЧЕНЬ много музыки, включая и ту, которая мне была непонятна или не нравилась по какой-то причине. Я был просто «musicoholic», и бывало, что что-то я сразу не воспринимал, но попадая в определенную среду и пообщавшись с людьми, которые любили такую культуру, я проникался этим настроением и начинал разделять их взгляды.

Расскажи про свою музыкальную деятельность. Однажды ты сказал, что музыка, которую ты пишешь — это для тебя что-то вроде терапии, занятий йогой. Ты стал писать музыку под накопившимся впечатлением от других музыкальных проектов, с которыми соприкасался, или это был такой «внутренний зов»?

Я стал писать музыку, как только ко мне в руки попала гитара. Мне было лет 12. По какой-то причине я не мог запомнить ни одной песни, чтоб петь во дворе в компаниях и все еще не могу это делать. И тогда я попытался писать свои. Мне не нравились стихи, что я писал, и тогда я стал предпочитать просто импровизации и джемы с другими музыкантами. Я был вдохновлен Steve Vai, Dead Can Dance, The Doors и, конечно, все время сравнивал то, что я делаю с тем, что уже слышал, и всегда был недоволен результатом. В какой-то момент я разочаровался в гитаре и идее собрать группу, и одновременно с этим проявился мой интерес к созданию музыки на компьютере, с ним я мог сам писать все партии и репетировать в любое время. Это все еще терапия, а не профессиональное занятие для меня.

Тем не менее, был ли какой-то опыт коллаборации с другими музыкантами?

Единственный опыт, что я имел, это создание ремиксов, но все эти работы были спонтанными. После моего ремикса на Pur:Pur — «Черный стих», мне написала Ната и предложила сделать еще кое-что вместе, так как у нее есть много стихов, которые не были опубликованы, но эта идея так и осталась идеей, и мы так и не начали над ней работать.

Тебе довелось принимать участие в конференции «Music Business» 2013. Что за лекцию ты там читал?

Это было выступление о работе диджитал лейблов, и о том, как можно использовать современные технологии для продвижения артистов, а также какие инструменты можно для этого использовать.

Хватает ли тебе времени на все? Как ты организовываешь свою деятельность — расписание, напоминания в смартфоне, может, что-то еще?

Организация мне дается с трудом, и моя жена обычно приходит мне на помощь. В студенческие годы все мои попытки организоваться приводили к тому, что я тратил целый день на организацию процесса, а к самому процессу мог и не перейти. Это моя аскеза: я учусь составлять план действий, а когда он составлен, делать то что в нем написано, а не что-то другое. «You live — you learn». Сейчас моя схема такая — Отчет, Анализ, План. Записываешь, что сделано, анализируешь, — и планируешь следующие шаги. Напоминания в телефоне я использую редко, чаще пишу по старинке в блокноте.

11083027_10204413444548560_193882625_n

В твоем инстаграмме много фотографий из Исландии, еще недавно вышел твой видеоклип, содержащий много кадров из путешествий по ней. А еще, помню, ты рассказывал про исландский большой фестиваль Sónar Reykjavík, который тебя очень впечатлил. Чем тебе нравится эта страна?

Тут можно много говорить, но Исландия это прежде всего нетронутая природа, к которой можно прикоснуться душой. Эта сторона стала для меня катализатором духовного роста. Человеку достаточно попасть в красивое дикое место без людей, и он сразу начинает чувствовать свою связь с Богом. Там нет пышной растительности, нет животных, почти нет насекомых, и даже люди встречаются редко, но где бы ты не был ты слышишь Её. Веды говорят, что все что нас окружает, имеет личностную природу, и именно в этом месте ты слышишь голос нашей матери Земли. Вулканы, гейзеры, ледники, айсберги, лавовые поля, черные пляжи, чистейшая вода, пещеры, геотермальные источники и постоянная смена погоды — это все так необычно, и так вдохновляет, что тебе хочется там остаться жить. Кроме поездок по стране, я так же посетил несколько концертов, в числе которых был и фестиваль Sónar Reykjavík. Музыка в Исландии занимает очень важную роль, и почти каждый житель страны является музыкантом или другом музыканта. Когда ты идешь на концерт FM Belfast, можешь запросто в толпе встретить ребят из GusGus или Sigur Rós. Это — одна семья, и они все друг друга поддерживают и продвигают. Исландия продвигает сама себя, как если бы жители одной деревни решили объединиться для сбора урожая.

Как думаешь, насколько хорошо или плохо, что сейчас музыка стала настолько доступна?

Музыка уже не предмет культа. И это результат доступности. Женщина, которая доступна любому, не имеет уважения. Любая вещь, которой стало слишком много, теряет свою ценность и ведет к разочарованию. Это — платформа ума. Уму всегда нужно что-то эдакое новенькое, в новой упаковке.

Доступность музыки — это временное явление, конечно. Интернет все больше и больше переходит под контроль, и вопрос платы за музыку скоро перестанет возникать.

Читай также:

Sorrow Leads to Salvation выпустил EP Wound Theory. Act I: Ghosts

31 марта

Новый сборник от Ultra Vague Recordings

26 мая

«Sorrow Leads To Salvation — что-то вроде моего личного дневника, который я не стесняюсь публиковать», —Слава Пакалин, Sorrow Leads to Salvation

2 апреля

Shanti People выпустили альбом Urban Mantras

27 апреля

Дебютный клип Fudo Kazuki

4 марта

Ienbim — Purple Forrest (2015)

8 апреля

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"