Интервью/Плейграунд

«Музыка — это эмоции, запечатленные в нотах и звуках»,

—2Sleepy

Алексей Андрущенко

Алексей Андрущенко,

5 марта

230058_10150188666484875_4904226_n

Давайте попробуем мысленно перенестись на 5 лет назад. Вспомним имена, которые тогда звучали в околомузыкальном информационном пространстве, вспомним концерты в клубе Xlib, МузТорге, в 44… С того времени появилось много новых артистов, но 2Sleepy до сих пор помнится, как что-то особенное. Теплый, чуть пришумленный электронный инди-поп, слишком милозвучный для экспериментальной электроники, слишком прогрессивный для поп-сцены. В 2011 году один из участников группы переехал за океан, и, конечно, группа уже не могла продолжать деятельность в том формате, что и раньше. Но несмотря на это, музыку 2Sleepy до сих пор можно найти в плейлистах многих людей с самыми разными стилистическими предпочтениями, в пабликах, посвященных инди-музыке и в разных радио-подкастах.

Многие, наверное, задавали вопросы — что дальше? Возможно ли  когда-нибудь возвращение «Надто Сонной» на наши просторы? Вспоминают ли сейчас музыканты все, что происходило на протяжении существования коллектива и какие чувства все это у них вызывает? Мы побеседовали с музыкантами Севой Солнцевым и Андреем Прокопенко об истории этой группы и о том, что происходит сейчас.

Какой была точка отсчета для 2Sleepy? Когда вы сказали себе что «мы не просто пробуем и импровизируем, а мы уже полноценная группа/коллектив»?

Сева: Думаю, что когда менеджер появился. Нам начали предлагать деньги, я тогда подумал: «хм это похоже серьезно, на нас рассчитывают». Помню как я встретился с нашим менеджером в баре, когда мы писали Art Fraud, он говорит — альбом должен быть закончен к концу недели, а я: «ого, у нас еще не готово». Он говорит: «сделайте, я уже со всеми договорился».

Андрей: Для меня точка отсчета 2Sleepy – это момент, когда мы с нашим бывшим гитаристом решили совместно делать музыку. Так, постепенно мы начали трансформироваться в группу, которая не только делает музыку, но еще и играет ее живьем.

Мы говорим сейчас с вами о прошлом. Сейчас группа не активна. Корректно ли вообще говорить о 2Sleepy в прошедшем времени? Ведь возможно это еще не конец?

Сева: Возможно.

Андрей: Я недавно ходил на концерт когда-то очень любимой мной группы Bush. Они распались в далеком 2002 году, но в 2010 году снова воссоединились. Так что нет ничего невозможного.

В то время, когда вы появились, никто у нас не делал ничего подобного. Вы осознавали это?

Сева: Хм, нет. На самом деле такой музыки валом.

Андрей: На тот момент в Украине была электронная сцена (танцевальная, экспериментальная и т.д.). Да, что-то мы делали в свойственной только нам манере, но это не было что-то уникальное, как по мне.

Как происходило развитие проекта? У вас были и крутые постеры, и запись на уровне, и красивые фото, и хороший промоушн. Вы сразу поставили себе высокую планку или как-то постепенно вышли на такой уровень?

Сева: Мы просто старались все делать хорошо, чтобы нравилось самим. Плюс мы повторяли удачные промо-идеи зарубежных групп, которые нам нравились.

Андрей: Можно сказать, что идея альбома Art Fraud – это и есть идея заимствования. Не на уровне кражи, а когда ты вдохновляешься чем-то настолько, что создаешь что-то свое.

Сева: И плюс была книжка «Music is your business». Всем музыкантам рекомендую!

2sleepy_daydream

Во многих описаниях, что я встречал, 2Sleepy называют индитроникой. Насколько по-вашему это корректно? Не называли ли вас пост-роком, например?

Андрей: На самом деле мы сами себя начали называть индитроникой. Потому что на тот момент это наиболее точно характеризовало то, что мы играли. Хотя люди иногда говорили что мы играем пост-рок. Вероятно, это заслуга нашего гитариста.

Сева: Я сейчас не уверен что мы играли индитронику, потому что это, по-сути, стиль нескольких немецких групп и одного лейбла.

Андрей: Наиболее значимые представили этого жанра — The Notwist (которые, собственно, и придумали термин «Indietronic») і Lali Puna. Но нескольких групп недостаточно, чтобы говорить о существовании такого стиля.

Раз уж вспомнили про гитариста, расскажите немножко о людях, которые принимали участие в вашем проекте?

Андрей: Началось все с двух человек — меня и гитариста Юры «Dorialan» Марченко. Но наш первый полноценный концерт мы отыграли втроем — к нам присоединился Юра Козий, басист группы «Інкунабула». Уже не помню, почему, но мы решили таки остаться дуэтом на тот момент и сотрудничество не нашло своего продолжения. И как-то мне написал Сева, с которым мы решили поэкспериментировать в плане музыки — и как-то так вышло, что он стал полноценным членом нашей группы, разбавив наши сухие аранжировки звуком клавиш. Также, в начале существования группы у нас была идея сопровождать музыку видеорядом, поэтому к нам присоединился VJ Tih-ra (но наше сотрудничество было недолгим). На одном из концертов у нас на баяне играл Юрко Юрченко (люди нашего возраста должны его помнить по программе «Територія А»). Также мы приглашали наших друзей Ирену Карпу и Алину Singleton в качестве вокалисток. Некоторое время мы снимали репетиционную базу с Филом Банановым, который тоже нам очень помогал — например, выступил стилистом для участия в утреннем шоу на Новому канале, а еще сделал нам чудесную фотосессию. И перед нашей паузой у нас был еще один участник — ударник Александр Корсун, который играл в джаз-бэнде, но которому стало интересно поэкспериментиварать с нами. Ну и, конечно, менеджеры, без которых некоторых вещей никогда бы не было — Кирилл Ярощук, Ira Rara и Саша Воропай, которая из Днепропетровска умудрялась нам организовывать концерты по всей Украине.

Сева: И медведь был плюшевый, его правда кто-то украл после одного концерта. Это Фил нам его подарил?

_IMG7397

В одном из интервью вы говорили, что у вас есть два альбома и вы работаете над третьим. Но я не нашел никакой информации про третий. Он так и остался в планах?

Сева: Может это было про саундтрек к фильму «Перекоп»? Он вышел…

Андрей: Нет, мы когда-то действительно говорили, что работаем над третим альбомом. Мы больше о нем говорили, чем работали над ним.

Сева: Мы большие лентяи!

Расскажите про альбомы Art Fraud и Fragments Of Sleep? Чем они отличаются на ваш взгляд? Была ли какая-то разница к подходу в записи?

Сева: Первый альбом Андрей сделал фактически сам, дома, в наушниках. Второй записывали и сводили на студии втроем (Андрей, Дорик и я). Старались сделать все «правильно». Очень забавно вышло.

Андрей: Думаю, это и есть основная разница между альбомами — one-man project – и полноценная работа трех людей.

Сева: Альбомы отличаются – и это часть задумки: зачем делать одинаковые альбомы?

Андрей: Может, поэтому мы и не записали третий – пока еще не придумали, каким он будет.

Сева: Во-первых мы постарались записать песни. Во-вторых – многое сыграно руками, а не запрограммировано. Это было движение к более ортодоксальному синти-попу.

Андрей: Да, мы по-максимуму использовали существующий у нас арсенал — синтезаторы, семплеры, эффекторы, гитары.

Сева: И, поскольку опыта с железом и студией у нас к тому времени было немного, то все было в новинку, «вау-эффект».

Андрей: Еще на Fragments Of Sleep не было звука старого советского синтезатора ЭЛЕКТРОНИКА ЭМ – 25. И на самом деле звук был настолько ужасный, что мы его вставили только в один трек.

Сева: Никому не надо? Отдаем, я объявление вчера написал: «Киев! Репост! Отдаем безвозмездно в хорошие руки аналоговый ретро-синтезатор Электроника ЭМ-25. Полностью рабочий, предназначен для синтезирования струнных, однако близко их не воспроизводит, что, в общем-то является его плюсом. Теплый аналоговый друг ждет своих новых хозяев. Самовывоз».

Ходят слухи, что когда-то вам довелось быть свадебными музыкантами. Правда ли это?

Сева: Да мы играли на свадьбе Ирены Карпы, но не долго, так как пришли соседи и пригрозили вызвать милицию, если не прекратятся эти душераздирающие звуки. Сыграли 2 трека, а рассказываем об этом уже не первый год!

Как вы вообще связаны с Иреной Карпой? 

Андрей: Связаны дружескими отношениями. Даже какое-то время снимали с ее группой репетиционную базу, пока нас не затопило.

Инструменты не пострадали?

Сева: Не пострадали вроде. Но помню там еще жуки завелись после потопа…

Андрей: Злачное место было

Расскажите про сотрудничество с «ЯиДМГ»? (Группа «Я и Друг Мой Грузовик» — ред.)

Андрей: В период, когда мне было интересно делать ремиксы, я написал ЯиДМГ на электронную почту с предложением сделать ремикс и попросил remix pack. Но, как оказалось, они писали альбом «Еще маленький» за один проход, поэтому у них нет отдельных треков. В результате я сделал ремикс, используя существующий трек, программно убрав из него музыку. Группе ремикс очень понравился — и они предложили нам разбавить аранжировку на некоторых песнях из альбома «Ищу друга» нашими электронными звуками. Что мы, собственно, и сделали.

А с кем еще сотрудничали из «наших»?

Андрей: Были еще ремиксы на другие группы — на Singleton, к примеру.

Вы выступали на фестах экспериментальной электроники, типа «Деталі Звуку». Как вы туда попали? Там же больше всякой нойзовой и эмбиентной музыки, ваша ведь музыка совсем другая…

Сева: Они на самом деле думали что мы сыграем что-то пожестче.

Андрей: Мы для «Деталей Звука» специально готовили совсем другую программу — но, тем не менее, она все равно имела мало общего с экспериментальной музыкой. «Электронный мелодический поп».

Одной из важных «фишек» вашей группы было использование живых барабанов и рок-инструментов наряду с сэмплами и электронной основой. Вы – электронщики, которые используют живые инструменты, или скорее рок-музыканты, которые играют электронщину?

Сева: Мы просто музыканты, которым интересно пробовать новое. Я хотел для третьего альбома арфу записывать, даже нашел арфистку.

Андрей: Когда у нас в составе был гитарист, то были скорее рок-группа, которая играет электронную музыку. А потом — наоборот.

У вас, наверное, постоянно менялся сетап с которым вы выступали на протяжении истории. Но, может, пару слов об девайсах/синтезаторах, которые использовали на концертах?

Андрей: Как бы это странно не звучало, все это время я использовал почти один и тот же сетап — Korg Electribe ESX-1, и два Korg Kaoss Pad – все это было подключено параллельно, чтобы можно было использовать эффекты на исходящий микс.

Сева: Я в основном играл на korg ms 2000, потом я Ableton стал потихоньку подключать. Еще были Electribe EMX и TR61, но я их заменил макбуком.

Вы написали саундтрек к авангардному фильму «Перекоп». Почему был выбран именно этот фильм? Чем он вас заинтересовал?

Сева: Почему этот фильм Иван Козленко (директор центра Довженко) предложил именно нам, я не знаю, может быть остальные фильмы к тому времени разобрали другие музыканты. А фильм на самом деле оказался очень хорошим. Наверное, в таких картинах каждый находит что-то свое. Меня больше всего зацепила тема краха цивилизации перед натиском люмпен-пролетариата. Еще добавлю, что очень доволен саундтреком, что бывает со мной крайне редко.

Расскажите про видео «Happy»? Как появился сюжет? Где снимали?

Андрей: Ох, наше многострадальное видео.

Сева: Это случилось в разгар кризиса 2008 года, когда доллар резко подскочил и бюджет видео в гривневом эквиваленте подорожал в несколько раз.

Андрей: Снимали мы его в каком-то заброшенном доме в центре Киева. Было жутко холодно — мы распалили камин и грелись возле него.

Сева: Мы топили камин паркетом который отдирали от пола.

Андрей: Автор идеи и режиссер — Иван Шевченко. Если не ошибаюсь, это была его дипломная работа в университете.

Сева: Добавлю еще, что клип очень долго монтировался.

Испытывали ли чувство волнения перед какими-то ответственными концертами, ну или может перед самыми первыми?

Андрей: Первые выступления были очень эмоциональными. Помню, не мог даже нормально засыпать от впечатлений. А перед выступлением, как правило, волнуюсь всегда. Не зависимо от того, большая это площадка или маленький клуб. Например, на фестивале «Джаз Коктебель» волновались из-за того, что мы должны открывать электронный блок, а играли сразу же после джазовой группы. Но, как оказалось, волновались зря — публике вроде понравилось.

Сева: Я постоянно волновался на каждом концерте, только после выступления это проходило.

Вы отыграли очень много концертов. Но все же – был ли какой-то, в который хотелось бы, условно говоря «вернуться»?

Сева: Я бы не хотел никуда возвращаться, но было много хороших концертов. и вообще много хорошего во время туров

Андрей: У меня таких два концерта — презентация «Art Fraud» в киевском клубе Xlib — мы тогда очень круто приготовились к нему — месяц только то и делали, что репетировали. И очень душевный был последний концерт в клубе «44», тоже в Киеве.

Как вы думаете, изменилась ли киевская публика со времен ваших выступлений? Нет ли ощущения, что тогда народ был более «голодный» в плане интереса к музыке?

Сева: Был сегодня на замечательном хоре из Копенгагена. Полный зал. Думаю, что публика сейчас четко знает на что ходить, и не посещает все подряд, это отлично.

Андрей: Мне кажется, изменилась вообще индустрия музыки. Раньше был период mp3 и компакт-дисков. А сейчас люди преимущественно слушают потоковое аудио (Spotify, Soundcloud и т.д.). Ну удивительно, что при этом изменилось отношение к музыке. Раньше у людей был голод, потому что интересную музыку нужно еще было найти, а сейчас такое изобилие, что возник эффект перенасыщения.

0_75028_18d57bdd_XXL

Слушаете ли вы кого-то из украинских групп? Следите ли за творчеством?

Сева: Да, конечно, за многими. Мне нравится то, что сейчас собирается вокруг Snow Puma, Tape Flakes и прочих. Думаю, что объединение независимых украинских музыкантов вокруг одного инди-лейбла – это замечательная идея, что собственно, следовало сделать уже давно, и использовать его как ледокол.

Андрей: Недавно открыл для себя несколько интересных украинских проектов, которые поселились у меня в плейлисте — ONUKA, Cepasa и The Erised. Как ни странно, все они поют преимущественно на английском.

Занимаетесь ли музыкой сейчас? Играете ли дома? Участвуете ли в каких-то проектах?

Сева: Я сейчас занимаюсь музыкой в плане ее записи и микширования, а также продюсирую некоторые записи. Сейчас как раз работаем в ШООМе (студия звукозаписи и мастеринга — ред.) над синглом группы Everytown.

Андрей: К сожалению, я сейчас переключился на фотографию, которая занимает у меня почти все свободное время. Каждый раз, когда я посещаю крутой концерт, я хочу снова начать писать музыку, но потом придумываю разные причины, почему я этого таки не делаю.

В интернете распостранены два варианта названий вашего проекта. Существует ли какая-то разница между «Надто Сонна» и 2Sleepy помимо написания/произношения? Был ли какой-то момент переименования?

Сева: Мне кажется нет никакой разницы, разве что 2Sleepy часто вверху поиска оказывается из-за первой цифры а не буквы, мы это использовали.

Андрей: Изначально мы придумали название «Надто Сонна», которое постепенно трансформировалось в английский вариант 2Sleepy (мы его использовали как официальное название). Как такого переименования не было — мне кажется, все это время параллельно существовало 2 названия группы.

А вообще по поводу названия – как так сложилось? Можно ли назвать вашу музыку «убаюкивающей»?

Андрей: Название возникло спонтанно. Мне просто очень понравилось звучание этих двух слов — «надто сонна». А концепции музыки начала формироваться от названия. И я сам какое-то время использовал нашу музыку как «снотворное». Но, мне кажется, это больше относится к первому альбому «Fragments of Sleep», название которого как бы намекает…

Сева: Многие говорили что под нас отлично работать в офисе :) Но мы, конечно, старались сделать так, чтобы эту музыку можно было послушать перед сном, расслабится, и чтоб кошмары потом не приснились.

_IMG7584

Были ли у вас сайд-проекты какие-то?

Андрей: Единственный мой опыт сайд-проекта в результате привел в группу Севу.

Украина сейчас переживает нелегкие времена – революция, война, политическая нестабильность. Как вы думаете, как эта ситуация отразится на музыке?

Сева: Не думаю что такие события отражаются благотворно на искусстве. Это постоянный тревожный и негативный фон. Некоторые мои знакомые отодвинули музыку на второй план, и занимаются волонтерством. Что будет дальше, мне не ведомо, но я верю в лучшее.

Андрей: Думаю, украинским музыкантам будет сейчас несладко — люди, как мне кажется, будут меньше ходить на концерты. С другой стороны, зарубежные артисты, скорее всего, тоже два раза подумают перед тем как поехать в Украину. Но это не повод опускать руки — когда-нибудь это все должно закончится.

Наверное про конкуренцию среди музыкантов подобного жанра (особенно на территории СНГ) вообще не приходится говорить. Как вы думаете, хорошо это или плохо? Может как раз конкуренция стимулирует какой-то рост?

Андрей: Конечно, конкуренция нужна — она помогает искать что-то новое. Вспомните противостояние двух брит-поп групп Blur и Oasis, которое даже носило название Battle of Britpop. Может, без конкуренции они бы никогда не создали своих шедевров.

Сева: Полностью согласен. было бы замечательно если бы у нас был не один, скажем, Океан Эльзы, а 25. Музыка была бы лучше. я уверен что к этому все идет у нас в стране.

2

Переслушиваете ли время от времени свои треки сейчас? Пересматриваете видео?

Сева: Честно говоря нет, разве что в плеере попадется случайно я тогда не переключаю во всяком случае. летом красили стенку в спальне я поставил «Перекоп» (одним куском без пауз) — очень хорошо пошло!

Андрей: Мне иногда хочется флешбеков — и я переслушиваю старые альбомы. После вашего вопроса про «Детали звука» послушал наше выступление оттуда — уже даже успел забыть, как звучали некоторые треки. Также грешу просмотром видео с живых выступлений, когда ностальгирую по группе. Для меня музыка — это эмоции, запечатленные в нотах и звуках. Это как пересматривать фотоальбом со старыми фотографиями — машина времени, которая переносит в прошлое.

0_75025_d99d9eb4_XXL

Бывает ли чувство ностальгии по всему хорошему, что было у 2Sleepy?

Сева: Конечно! Хоть временами бывало очень очень тяжело, мы работали по 12 часов в студии, или могли поспать только в автобусе или гримерке, встречали разных людей, не всегда порядочных, но почему-то вспоминается только хорошее, какие-то веселые приключения, наверное так устроена у человека память.

Андрей: Это мое любимое занятие — ностальгировать по группе. Мечтаю, что когда-то у нас выйдет собраться снова вместе (с ударником и гитаристом) и отыграть старую-добрую программу в Киеве. Я уже даже представляю афишу – «”Надто Сонна” с классическими хитами снова в Киеве». Правда, придется долго репетировать — я уже больше трех лет не играл нашу концертную программу. В мой прошлый приезд в Киеве мы думали сделать что-то подобное, но было очень мало времени на подготовку. Знаю, что Севе больше нравилось писать музыку — мне же все таки больше выступать. Что-то есть в этом ощущении дороги, которая ведет тебя в новый город. Распаковываешь свою сумку, расставляешь и подключаешь инструменты, играешь, уходишь на пару минут, выходишь на бис, скручиваешь провода, складываешь все назад в сумку — и снова в дорогу.

Читай также:

«Из энтропии творится музыка», — Петр Чернявский

16 апреля

«Музыка для меня – дело жизни», —Сергей, басист Pree Tone и Bichkraft

12 марта

«Более счастлив тот, кто не привязывается к результатам своего труда.» —Андрей Уваров, Ultra Vague Recordings

20 марта

2sleepy объявили о реюнионе

20 января

The Cancel выпустил новый альбом

4 марта

«Вагоновожатые» выложили студийную запись песни «Хундертвассер Хунта»

6 марта

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"