Интервью/Плейграунд

«Когда есть желание играть, то проблем становится совсем немного»,

—H.Soror

Алексей Андрущенко

Алексей Андрущенко,

19 февраля

F1RRVmoX0vs

Что такого странного в группе H.SororТо, что они — две симпатичные улыбчивые хрупкие девушки, которые играют мрачную минималистичную психоделию? То, что их дуэт — на самом деле не совсем дуэт, а трио? Необычным составом инструментов?

Группа образовалась в 2014 году, и вскоре записала дебютный EPTyburn”. Меньше чем за год они успели дать немало концертов, и даже организовать тур по Украине. Собственно, перед туром нам удалось пообщаться с участницами группы — Наташей Стил (бас-гитара) и Наташей Пироговой (барабаны), несмотря на то, что в помещении «Rock School», где работает одна из участниц коллектива, царила какофония из доносящихся из разных комнат: аккордов «Нирваны», чьих-то высоких распевок, гроула и клавишных гамм.

Привет! Для начала — расскажите, пожалуйста, о группе — с чего все началось, кто начал и как это было?

Наташа Пирогова: Пропускаем этот вопрос! (общий смех)

Наташа Стил: Началось все с того, что у меня закончились все проекты, где я играла, и я не знала, где играть дальше и играть ли вообще… И решила, что стоит попробовать поиграть с Наташей.

Наташа Пирогова: А я давно жила мыслью о дуэте. Барабаны плюс что-то. Гитары — это банальненько. Барабаны и клавиши, барабаны и бас… Мы джемили с Наташей пару раз — и когда она предложила играть вместе дуэтом — это предложение сразу пришлось мне по душе.

 

Ну и расскажите тогда про название. H.Soror — как-то связано с “horror”? Есть какая-то параллель скрытая?

Наташа Пирогова: Это круто узнавать каждый раз новую версию произношения и трактовки!

Наташа Стил: Наташ, мы будем вообще рассказывать эту историю? Ну ладно. Мы долго не могли придумать название. И оно по-сути вообще ничего не несет…

Наташа Пирогова: На латыни же «soror» означает «сестра». Мы, в принципе, не привязывались к какому-то значению. Больше искали слово, которое хорошо бы звучало. А насчет «H» — есть несколько версий. Одна из них — это кириллическая «Н». И это самая логичная версия.

Ты говорила про то, что изначально проект был задуман, как дуэт. То есть, было не так, что вы собрались, а потом начали думать — может, еще добавить инструментов и исполнителей?

Наташа Стил: Нет. Это действительно должен был быть дуэт. Мы думали о том, чтоб меняться инструментами, добавить, может, клавиши и на них тоже подыгрывать в какие-то моменты. Развивать в себе типа «дополнительные руки».

А у вас часто спрашивают: «А почему вас только двое? А не хотите себе еще соло-гитариста, вокалиста, аккордеон, перкуссию?»

Наташа Пирогова: Часто пишут: «Я гитарист/клавишник/вокалист. Давайте поиграем что-то вместе?». Мы отвечаем: «Спасибо, но нет! Мы самодостаточные». Ну и кроме всего прочего, нам комфортно вместе, это редкость, а еще это очень важно — найти человека, с которым ты мыслишь в одном направлении, горишь одним и тем же, сходишься вкусами. И кто-то третий вносил бы энтропию, а это нам не нужно.

Хорошо. А я вот хотел про Banek’a (саксофониста) спросить. Как он появился в группе? Стал он полноценным участником коллектива, или он — сессионщик, который может участвовать, а может не участвовать?

Наташа Пирогова: Изначально это был эксперимент, притом больше для записи. Мы тогда записывали EP. И Наташа Стил настояла: «давай попробуем…»

Наташа Стил: Наташа была относительно против этой затеи, потому что мы изначально — дуэт, поэтому нужно пытаться тянуть своими силами, как можем. Нужно было придерживаться изначальной концепции. Но когда я побывала на концерте у Krobak, единственный трек с саксофоном там звучал вообще бесподобно. И с Колей (Banek), собственно, мы неплохо общались. Я ему предложила — он легко согласился. Так что потом пошел процесс уговаривания Наташи.

yvrN2IbM-qM

Наташа Пирогова: Изначально я держалась за концепт. Но потом мы попробовали записать совместный трек (при этом мы понимали, что дорожку саксофона всегда можно убрать). А получилось очень круто, мне понравилось. И после — концерт, и «а давай позовем Колю, потому что это круто звучит». Когда мы играли с Колей, это звучало как импровизация, потому что мы репетировали с ним раза два, а так он играл просто под нашу запись дома (саксофонист живет в другом городе – ред.). Для нас каждый раз непривычно слушать его во время концерта. Но мы знаем — Коля сделает круто — и точка.

По поводу того участник Коля или сессионщик… Изначально повелось, что у нас есть такой guest star, и все наши концерты происходят таким составом. И поэтому это постоянный тандем — мы и Коля.

Расскажите про проблемы, с которыми вам приходиться сталкиваться, как музыкантам, как группе?

Наташа Пирогова: Перебрав в уме всякие варианты типа: «Нету денег, нет времени собраться, нет организованности», я поняла, что на самом деле, когда есть желание — то проблем становится совсем немного.

А бывает, что пропадает желание, мотивация?

Наташа Стил: Бывает… может на часик. Бывает просто день неудачный. А в глобальном плане — есть что делать, куда стремиться. Ты хочешь делать — ты делаешь.

Что для группы было таким ощутимым импульсом движения вперед? Момент, после которого начался новый отсчет. Может, концерт какой-то? Может, запись?

Наташа Пирогова: Запись. Наш EP “Tyburn”.

Наташа Стил: Тизер! Сначала был тизер. Он для меня был таким важным моментом, когда ты можешь посмотреть на себя со стороны, оценить, что ты на самом деле из себя представляешь — и двигаться дальше.

Наташа Пирогова: Он больше как затравочка был. А основным я все-таки считаю EP, когда мы сделали определенный продукт. И еще один толчок — это ГОГОЛЬФест. По-сути наш первый концерт на большой сцене. Такой старт для первого концерта группы — это серьезный шаг и многие, наверное, хотели бы чего-то подобного. Был еще пилотный концерт на Пейзажке, на открытом воздухе. Но это было что-то вроде открытой репетиции для друзей, это не то.

Мы начали говорить про EP “Tyburn”. А расскажите, пожалуйста, кто его писал? Где это происходило? Кто сидел над ним ночами?

Наташа Стил: Запись у нас появилась благодаря крутому человеку Артуру Михайленко. Он на абсолютно бесплатной основе взялся с нами возиться. Просто ему нравится помогать людям. Благо, что у нас не много инструментов — и у Артура хватило аппаратуры для записи всего в его небольшой студии. Сводил нас Игорь Сидоренко (Krobak, Voida, Stoned Jesus ред.). Он сводил тоже по-дружески на бесплатной основе. Сережа из Stoned Jesus помогал нам разбираться со звуком. Какие-то подсказки давал, моральную поддержку оказывал. Юра Грязнов сумел запечатлеть все это на видео и фото. Я думаю, без этих людей не было бы ни наших записей, ни нас как группы. Они очень поддерживают — и для нас это очень важно.

Следующий вопрос, может, не очень корректный, но я его все-таки задам. Какую роль в продвижении группы играют какие-то знакомства, контакты с участниками групп, организаторами. Нужно ли дружить с кем-то, чтоб куда-то пробиться, выступить, засветиться?

Наташа Стил: Ну при чем тут друзья? Да, они поддерживают наши начинания. Но мы никогда не просили нас куда-то вписать, что-то организовать. Каким-то образом это начало получаться. Но мы с Наташкой не любим никого ни о чем просить, навязываться.

Наташа Пирогова: На самом деле да. Что касается концертов — то звали нас, а не мы сами напрашивались. Даже ГОГОЛЬфест. Благодаря репостам нашего EP, организатор концерта написал мне и предложил нам поучаствовать. И тот же мини-тур с Кробаком — организатор сам написал нам и предложил приехать. Мы не хотим напрашиваться.

Конечно, друзья помогают. Но это больше эмоциональная помощь и тепло поддержка, которая, конечно, важна.

Наташа Стил: Поэтому и без знакомств можно и нужно что-то делать. А если ты занимаешься музыкой — то рано или поздно знакомства появятся. Но и без знакомств можно обойтись.

У вас музыка вся более-менее в одном ключе. А случалось ли придумать тему, которая совсем выбивается из всего вашего творчества?

Наташа Стил: По пост-панку разве что. Так как мелодикой, в основном, занимаюсь я, то, наверное, выработался какой-то мой собственный почерк. Почему мне нравится с Наташей играть — она всегда знает, как можно украсить трек. У нее есть какие-то свои фишки, она вот как птичка трепещет над барабанами иногда. И в итоге получается наше звучание, которое нас определяет. И у Коли тоже есть узнаваемый почерк. Есть треки, которые еще не сделаны. Может, они будут доработаны потом — и получится что-то новое.Или нет.

Еще по поводу выступлений. На одном концерте в Mezzanine у вас на заднем плане был видеоряд с котиками. Они там бегали, игрались. Почему так? Вы просто любите котиков или был какой-то подтекст, скрытый смысл?

Наташа Пирогова: Все любят котиков, и мы тоже. И мы еще пустили этот видеоряд задом наперед — и у нас котики там бегают тоже задом наперед.

Наташа Стил: Они оживляют мышей, это же классно!

Наташа Пирогова: Ну да, если в оригинальном видео кошка убила мышку, то на видеоряде она ее воскрешает — это же прекрасно, все счастливы!

a8V25wt4g8Y

Но вообще вашу музыку не назовешь теплой и пушистой, она довольно мрачная, правда?

Наташа Пирогова: Ну, наверное, согласимся с этим.

Наташа Стил: Та конечно согласимся. Все родители так говорят.

Наташа Пирогова: Даже родители скрипача Марко из Krobak, которые приехали на концерт в Тернополе, после выступления сказали, что если раньше они думали, что Krobak — мрачная музыка, то теперь понимают, что очень ошибались, потому что H.Soror — вот что по-настоящему мрачно.

Наташа Стил: И это абсолютно без какой-то негативной энергетики. Просто так получается.

Наташа Пирогова: Мы никогда не ставили себе за цель делать мрачную музыку. Никогда не говорили себе — вот, никакой мажорной мелодики! Только минор и диссонансы! Только безысходность! Просто Наташа играет то, что играет. Все получается естественно. Мне нравится. Иногда я подхожу и показываю, как умею, как что-то сыграть. И мы уже выбираем из двух версий.

В H.Soror визуальный образ играет не меньшую роль, чем музыкальная составляющая. Во всяком случае, для людей, которые приходят на концерты. Женский дуэт, который играет минималистичную психоделию — это само по себе необычное явление. Расскажите, сталкивались ли вы с тем, что люди удивлялись: «ничего себе, девушки, оказывается, могут выдавать такое?» Или наоборот, когда люди больше ценят визуальный образ, а музыка для них вообще «мимо»?

Наташа Пирогова: Лично я помню один случай, когда подчеркивался гендер. После концерта подошел один парень и стал говорить, что как-то случайно попал на сам концерт и даже не знал, кто играть будет. Увидел, что две девушки вышли на сцену, очень скептически на это дело посмотрел, мол, «ну давайте, удивите меня» и продолжил о чем-то весело общаться с друзьями на баре… А потом, когда мы начали играть, ушел от друзей, от бара, и весь наш сет внимательно смотрел и слушал. И был очень удивлен, что такая необычная музыка, нет стандартных «куплет-припев», два инструмента, такая подача, да еще и девочки играют — ого! Правда, у Коли потом тоже автограф взял со словами «девчонки уже расписались, так что не ломайся!»

А что касается визуальной составляющей — больше было отзывов о видеорядах, с теми же котами задом-наперед или авангардным кино 20х годов, под которое мы играли, чем фраз в духе «у вас басистка в платьице такая красивая!»

yCIBx75yvZ4

Расскажите, какую музыку вы слушаете, может какие-то группы повлияли на ваше творчество?

Наташа Пирогова: Я люблю Tool. Не знаю, насколько это влияет на мою музыку. Люблю Swans. Возможно они влияют в музыкальном смысле на меня заметнее.

Наташа Стил: Мне нравится электронная музыка. Это и Liars, и Prodigy. Притом Prodigy — это группа, которая давно нравилась, и будет нравится. Из других: Alice In Chains, хотя сейчас я такую музыку не слушаю. Если брать из тех групп, в которых наши вкусы совпадают — это Swans, Slint, Morphine. Но я люблю электронику. И я бы не против когда-нибудь использовать электронные вставки и у нас.

Вы знакомы со многими музыкантами из рок-тусовки. Существует ли какая-то общая проблема для всего этого музыкального «комьюнити»

Наташа Стил: Бывает, что люди заносчивые. Кроме того, не существует музыкальной культуры, как со стороны музыкантов, так и со стороны слушателей. Много есть всяких расхождений, личностных конфликтов. Есть, не побоюсь сказать, зависть к тем, у кого что-то получается лучше других. Нередко бывает, что каждый считает себя самым лучшим/самым красивым — но это не всегда соответствует действительности. Ну и плюс — хотелось бы, чтоб музыкальная культура развивалась из публики тоже — но это отдельная большая тема для разговора.

Хорошо. А что вам было бы интереснее — выступить на огромной сцене, перед аудиторией, которая далека от всякой “темной” музыки? Или в небольшом клубе, но там, где вся публика «в теме» и музыканты подобраны тоже «в тему»?

Наташа Пирогова: В маленьком клубе, но с подходящей андеграундной атмосферой.

Наташа Стил: Мы, конечно, были бы рады выступить на большой сцене. Но когда мы начинали проект — мы понимали, что такая музыка вряд ли будет интересна большой аудитории. Поэтому никаких комплексов на эту тему нет. Где место является приемлемым для выступления — мы с радостью выступим, если наша музыка там уместна.

А случалось ли вам отказываться от концертов? По какой причине?

Наташа Стил: Да, мы часто отказывались. Бывало, что не тот формат. И концертные менеджеры не всегда готовы были взять на себя определенные организационные обязательства.

Наташа Пирогова: Мы за качество, а не количество, и это касается не только выступлений. Ну и мы не хотели бы играть в каких-нибудь пабах, потому что у нас не та музыка, под которую прикольно выпить пива с друзьями и обсудить футбол. Иногда нас зовут на какие-то совершенно безумные солянки, где за вечер выступает по 6 каких-то непонятных групп в помещении типа «Прайма» (маленький скромный клуб Киеве, уже не активный — ред.). Мы однажды играли на пост-рок вечере, когда выступали The Best Pessimist– казалось бы, где мы — и где пост-рок? Но мы понимали, что вписываемся в инструментальную концепцию вечера. И нашим «мрачняком» и экспериментами можем разрядить монотонность и меланхоличность пост-рока. Но когда нас зовут на вечер, где играет панк-рок и кавера на Металлику, то… зачем?

Еще мы отказывались, когда концерты, на которые приглашали, были одинакового формата и в промежутке неделя-две. Мы считаем, что не нужно слишком часто выступать в одном городе, чтоб не заработать репутацию «группы, которая играет по пабам каждую неделю».

А для какого минимального количества человек вы бы сыграли, если все прочие моменты вам подходят?

Хором: для тех, кто пришел!

Даже если это два человека, два друга?

Наташа Стил: Отлично! Два друга! Значит, хотя б наши друзья есть, можно играть.

Вы упоминали концерт на ГОГОЛЬфесте — и это был самый яркий концерт, да? Чем он вас зацепил?

Наташа Пирогова: Первый концерт! Потому и запомнился.

Наташа Стил: Ну вообще все сумбурно было, по многим причинам. Лично для меня самым памятным концертом был концерт в Меззанине. Ребята из Worn Pop пригласили нас играть с дуэтом Geuxx. Я болела и у меня была высокая температура и полугипнотическое бессознательное состояние. Я поворачиваюсь, смотрю на Наташу — и не осознаю, что у меня перепуганный полуобморочный взгляд. Наташа тогда перепугалась, что я упаду и не доиграю. Но я доиграла, меня сразу посадили в машину и увезли. У меня был жар…

Наташа Пирогова: Я тоже хотела вспомнить этот концерт. Это состояние, когда Наташе явно плохо, и непонятно, как мы будем играть дальше, и будем ли мы вообще играть. Я действительно очень переживала, и боялась, что она свалится. Еще мы попросили Колю подыграть в те моменты, где Наташа должна была подпевать, чтоб заменить ее партию. И так у нас получилось лучшее исполнение трека Kangaroo Seeds на сегодня. У нас осталось хорошее видео и аудио с того вечера. И сам Коля говорит — «Я не понимаю, как так получилось! Я не могу сыграть так второй раз!» Очень сложный концерт, очень переживаешь за Наташу, и в то же время получается такая шикарная вещь.

Наташа Стил: И еще мы с Колей на этом концерте прозвучали как-то органично, вместе. До этого было как-то так, что я звучу немножко отдельно, Коля тоже. А тут получилась как бы «пачка», если сказать грубо. Это было максимальное единение, максимальное взаимодействие.

Скажите, а насколько для вас важен контакт со слушателями? Видите ли вы людей, которые стоят под сценой? 

Наташа Стил: Скорее, весь фидбек воспринимается уже пост-фактум. Я могу видеть, когда кто-то из близких друзей стоит под сценой и обратить на это внимание, но это не основное. Какой-то визуальный контакт периодически поддерживается, но в основном все уходят глубоко в музыку. При том я чувствую это по себе и даже не спрашивая у Наташи могу предположить, что так же происходит с ней. И с Колей.

Наташа Пирогова: Да. В принципе, когда я играю, я не смотрю в зал. Иногда могу окинуть взглядом зал между треками, но вообще ухожу в музыку, играю, слушаю.

Есть ли у вас новые треки, которые появились после ЕР? Много их у вас? Может, насобиралось уже на новый релиз?

Наташа Пирогова: Мы в процессе. Хочется уже полноценный альбом, а не ЕР.

Наташа Стил: У нас есть ЕР, три трека есть еще помимо него, сейчас они обкатываются на концертах. И у нас будут новые треки. Может, уже через один концерт, мы презентуем еще один трек. И плюс еще над одним мы продолжаем работать. Должен быть неплохой. И я думаю, что у нас последующая программа будет максимально с саксофоном. Думаю, что новые вещи будут звучать уже более органично. Я уже научилась контролировать свой звук, понимать, что я хочу от него, и есть основания предполагать, что должно быть лучше.

Наташа Пирогова: Наташа фактически на каждую репетицию приносит какую-то новую педаль, пробует ее, ищет звук.

Наташа Стил: Когда мы писали EP, то мы писали бас в один канал. Потом в записи накладывали поверх него еще. А сейчас я играю в стерео, и это уже в два раза больше объема. Это уже почти как два инструмента. Эти два канала взаимодействуют, пульсируют между собой. И с той записью это уже не сравнить. Я думаю, что это скачок вперед.

Сейчас люди слушают музыку или на mp3, или уже на дорогих виниловых проигрывателях. Сейчас мало кто слушает диски. Наверное, диск стал чем-то вроде сувенира. Стоит ли их вообще выпускать сейчас. Что вы об этом думаете?

Наташа Пирогова: Ну вообще у нас ЕР вышел на кассетах. Есть ли смысл выпускать что-то на кассете?

Наташа Стил: Я воспринимаю это как сувенир.

Наташа Пирогова: Ага. Я покупаю диски иногда. Это и сувенир, это и поддержка музыкантам.

Наташа Стил: Я могу купить кассету, диск, если повезет — винил. Но это все лежит дома, я это не слушаю. Если приходят друзья — это демонстрируется тем, кому интересно.

Наташа Пирогова: Я слушаю в основном со своего mp3 плеера — 90 процентов музыки. Но есть проигрыватель и винилы. Винилы — я слушаю. Диски, кассеты — нет.

Сейчас достаточно кризисное время у нас в стране. И часто кризисные времена — это такой импульс для творчества. В хорошее, сытое время люди меньше склонны к внутреннему поиску. Замечали ли вы в творческой среде такой всплеск?

Наташа Пирогова: Могу сказать, что да. Не знаю, на сколько в связи с трудной ситуацией, может так совпало. Сейчас активизировалась украинская сцена. И это палка о двух концах. С одной стороны — плохо, что к нам перестали возить зарубежные группы, так как гонорар, трансфер в долларах, это все стало очень дорого. Но проснулся интерес к украинской сцене. Люди поняли: «Ух ты, у нас есть что слушать. Наши группы играют на уровне, играют что-то интересное» Например, мы сейчас продумываем свой тур — и видим, что многие украинские группы ездят с турами по всей Украине. И на них ходят, их слушают, их рады принимать. Возможно, это не благодаря, а, скорее, вопреки кризису.

И у нас есть вопрос напоследок. Немножко о ваших планах на запись и, может, концерты, где мы вас увидим ближайшее время?

Наташа Пирогова: Поехали с нами в Житомир завтра!

Ой, жалко, я завтра занят! Но я б поехал.

Наташа Стил: Планов — миллион. Идей еще больше. У нас много идей насчет видео, как его сделать. По поводу световых инсталляций на сцене. Ну и концерты, конечно, тоже планируются.

Наташа Пирогова: Мы можем пока сказать об уже подтвержденных: будем играть в Житомире. А с марта у нас планируются концерты в Остроге, Луцке, Харькове, Киеве. Ну и, думаю, список пополнится, и у нас будет такой небольшой украинский турчик.

Читай также:

«Нам интересно играть “неэвклидовую” музыку», —BOMG

6 мая

«У нас есть группы покруче многих европейских коллег», —Игорь, 5R6

25 февраля

«Мне кажется веселье – это то, чего нет, но все врут друг другу, что оно есть» —Рома Гаврилюк, Blagodat'

21 мая

«Мир такой пугающе огромный, что ты вынужден смотреть в пол, чтобы не потерять из виду себя», —Антон Левич, Mandarinaduck

15 мая

«Мои детские мечты и развитие моей группы скоро где-то встретятся», —Игорь Сидоренко, Stoned Jesus

12 июня

«Из энтропии творится музыка», — Петр Чернявский

16 апреля

clicking on ".open-menu" adds class "open" on ".menu" clicking on ".open-menu" removes class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" adds class "closed" on ".menu" clicking on ".close-menu" removes class "open" on ".menu"